Понедельник, 03 Апрель 2017 14:24

Басиния Шульман: «МНЕ ПОМОГАЕТ МОЕ ГОРЯЧЕЕ ЖЕЛАНИЕ СОЗИДАТЬ»

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Яркая представительница русской фортепианной школы, выпускница Московской государственной консерватории им. Чайковского и аспирантской стажировки Брюссельской консерватории, продюсер и просто потрясающе красивая женщина – о концерте, посвященном юбилею великого Эмиля Гилельса, который состоится 12 декабря в Консерватории, и о пока не сбывшейся мечте. 

 

– Бася, почему среди множества поводов сделать совместный концерт с Александром Гиндиным и Борисом Блохом ты выбрала именно юбилей Гилельса?
– Я выросла в советское время в Москве, когда, по сути, главными моими ориентирами в профессии были два пианиста, которых я могла послушать «вживую» в концертном зале: Рихтер и Гилельс. Это два великих музыканта, и я преклоняюсь перед обоими. В прошлом году справляли столетие Рихтера, в этом – Гилельса. К тому же, делая программу к такому концерту, я практически не ограничена в выборе произведений. Гилельс исполнял почти весь фортепианный репертуар, и поэтому любое взятое нами произведение будет в память о нем.



– Но, если честно, непонятен выбор даты. День рождения Эмиля Гилельса 19 октября, концерт 12 декабря. Почему?
– Мы хотели сделать именно заключительный концерт к юбилею Эмиля Георгиевича. Это завершающий аккорд – красивая точка в череде концертов, которые разные исполнители устраивали на самых разных площадках в течение всего года.
– Концертный зал Московской консерватории – тоже выбор не спонтанный…
– Большой зал консерватории до сих пор является самым престижным залом для музыкантов не только России, но и всего мира. Этот зал до краев наполнен духом музыки как искусства. Именно в этом зале я неоднократно слышала игру Эмиля Гилельса. Для любого пианиста играть в Большом зале Московской консерватории – большая честь и большая ответственность.

– 1700 мест в зале, и все же для кого будут играть пианисты?
Ведь настрой на публику очень важен. – Я буду рада любой аудитории. А если придут те слушатели, которые когда-то ходили на концерты Гилельса, – буду счастлива. Хочется показать, что мы чтим и продолжаем традиции российской (советской) исполнительской школы.
– Знаю, что на концерте будет присутствовать внук Эмиля Гилельса и даже выступит со вступительным и заключительным словом.
– Я сочла очень важным попросить Кирилла сказать несколько слов на нашем концерте. Кирилл очень трепетно относится ко всему, что связано с его дедом, знает много таких фактов, которые широкая общественность не знает. Я рада, что он согласился поучаствовать в этом важном для нас концерте.

– Ты подчеркиваешь, что все вы – и Гиндин, и Блох, и ты сама – представители советской школы пианистов. Это так важно сейчас?
– Это как раз тот момент, когда возраст играет нам на руку. Я считаю советскую фортепианную школу лучшей школой в мире. В консерватории преподавала целая плеяда выдающихся педагогов-пианистов: Игумнов, Гольденвейзер, Оборин, Нейгауз, Вирсаладзе, Башкиров, Наумов, Горностаева, Воскресенский, Крайнев – список огромен. Что я люблю в советском исполнительстве – философию, идею, глубину мысли и трактовки, люблю невероятное умение красиво звучать и работать со звуком, люблю соблюдение традиций и стиля и в то же время определенную свободу. Мне посчастливилось учиться у двух педагогов – Евгения Могилевского и Элисо Вирсаладзе. Трудно себе представить, как много я знаю и умею только благодаря им. Прошло много времени с тех пор, а я помню все, о чем мне говорили на уроках. Часто во время занятий анализирую – что бы сейчас посоветовала Элисо Константиновна, как бы она это сыграла. Также часто слушаю записи советских пианистов и многому учусь и у них. Да, я считаю традиции советской школы очень важными. 


– Как подбирали репертуар для выступления?
– В моем случае история очень интересная. Я выбрала концерт № 2 Камиля Сен-Санса. Многие знают, что я горячая поклонница Григория Соколова. История, которая произошла с ним и с Эмилем Гилельсом на конкурсе Чайковского в 1966 году, повлияла на мой выбор произведения. Эмиль Григорьевич был председателем жюри того конкурса. Соколов и Миша Дихтер из Америки прошли в финал и оба претендовали на первое место. На Гилельса давила общественность – Соколова считали недостойным кандидатом на первую премию, голосовали за Дихтера, писали ужасные письма с обвинениями Гилельса в предвзятости и даже плевали в него во время его выхода из Большого зала после голосования. Несмотря на все это, Гилельс, понимая уже тогда всю степень таланта Соколова, присудил ему первую премию. Такой поступок вызывает у меня великое уважение.

А что же играл Соколов в финале конкурса?
Да, концерт Сен-Санса № 2. Саша выбрал концерт Грига, а Борис – концерт Бетховена, который Гилельс очень часто исполнял. В заключение мы решили исполнить тройной концерт Моцарта – как бы произведение-торжество фортепиано как инструмента. Ну, и, конечно, это прекрасная музыка, это ведь Моцарт!

– Прости за, возможно, нескромный вопрос, но у тебя вообще весьма насыщенная концертная жизнь, к тому же ты выступаешь как продюсер – как успеваешь?
– Честно? Не знаю, как успеваю. Наверное, мне помогает мое горячее желание созидать. Все, что я делаю, я делаю во имя создания чего-то важного в искусстве, интеллектуального, интересного любой аудитории, ищу новые форматы, но в то же
время придерживаюсь классической линии.

– Благодаря чему сохраняешь равновесие?
– Равновесие зависит от того, насколько мои близкие счастливы, успешны и, главное, здоровы. Больше всего на свете я боюсь того, что с чем-то не смогу справиться, чего-то, что исправить не в моих силах. Поэтому я стараюсь совершать как можно больше хороших и правильных поступков, чтобы там, наверху, мне помогали и не наказывали.

– Нет желания пригласить на совместный концерт в будущем Григория Соколова?
Возможно, не в Москве сделать такой концерт...

– Вы себе не представляете, сколько у меня желаний! Но то, о чем вы спросили, – не желание.
Пока это недостижимая мечта, которая вряд ли осуществится, просто потому, что такая мечта требует возможностей, которых на сегодня у меня нет. Может быть, я покажусь прагматичной, но я стараюсь мечтать о вещах, которые все-таки хоть как-то приближаются к реальности.
Хотя я упорная: если задумаю что-то и поставлю цель – все сделаю для того, чтобы это получилось. Так что never say never.

Прочитано 491 раз Последнее изменение Понедельник, 03 Апрель 2017 14:42