ГДЕ КУПИТЬ ЖУРНАЛ NSTYLE?
   
Понедельник, 10 Апрель 2017 10:13

ТАТЬЯНА ДИМИТРОВА: «БУДУЩЕЕ ДЛЯ МЕНЯ – ОТКРЫТАЯ КНИГА»

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Знакомьтесь: Татьяна Димитрова, эксперт в области управления, финансовый аналитик, бизнес-тренер. Татьяна консультирует первых лиц компаний – собственников и генеральных директоров. В течение многих лет она занимала должность директора по корпоративным финансам и экономике, являлась доверительным управляющим в одной из крупных российских бизнес-структур.

N. S.: Татьяна, вы – одна из немногих российских женщин, посвятивших себя сугубо мужскому бизнесу – вышкостроению. Скажу прямо – это удар по гендерному стереотипу.

– К сожалению, до сих пор в обществе бытует мнение, что женщине не место в бизнесе. А уж тем более в «мужской» нише. Я с этим не согласна. По-моему, определяющим фактором должна служить не половая принадлежность, а природные способности человека и его склонность к саморазвитию.

N. S.: Давайте мысленно отмотаем лет двадцать и вернемся к началу вашей карьеры, связанной с вышками…

– Уточню: восемнадцать лет. Тогда я окончила МГУ, факультет менеджмента. Отец получил приглашение работать в Ямало-Ненецком автономном округе, таким образом, я оказалась на севере. Вышки в мою жизнь вошли в середине 1990-х. Поначалу это была небольшая частная компания, первая в сфере вышкостроения. Заказы шли от «Роснефти» и ОАО «Газпром». Постепенно компания разрослась до уровня авторитетного холдинга, центральный офис базируется в Москве.

N. S.: То есть вы стояли у самых истоков бизнеса?

– Да, именно мы были российскими пионерами вышкостроения. География компании быстро расширялась, мы вышли далеко за пределы Ямало-Ненецкого автономного округа и Уренгоя, принимали заказы из разных городов Сибири. Поступило предложение заниматься организацией одного из филиалов «Газпрома», с этой задачей мы тоже благополучно справились. В конце 1990-х годов, следуя букве российского законодательства, мы разделили компанию на пять предприятий со своими видами услуг. И помимо вышкостроения стали осваивать сферу гражданского строительства. Я продолжала работать в холдинге, ведь, несмотря на быстрый темп развития, он был очень молод. Я контролировала систему управления, чтобы она была оптимальна, эффективна и комфортна для коллектива. Компании находились в разных регионах, объединять их под единоначалием – задача не из простых.

N. S.: Наверняка далеко не все вопросы приходилось разрешать в офисе?

– Вообще, дело меня захватывало: ощущалась романтика первопроходцев. Сами вышки – это нечто колоссальное: представьте грациозность Эйфелевой башни. Суровый северный климат, минимум бытовых удобств... Вышкостроители приходят на местность после экспедиции геологов и первой разработки залежи. Обычно это болотистая территория, она нуждается в рекультивации. После предварительных работ с землей в зоне месторождения появляются бригады вышкостроителей. А после нас уже приходят бурильщики. Конечно, мне приходилось выезжать непосредственно на участки в момент закладки точки. Я видела, в каких экстремальных природных условиях приходится трудиться людям. Но строители нашей компании всегда знали, что администрация живет их проблемами и способна к мобильным решениям любых задач. Работы было, конечно, много, порой по семнадцать часов в сутки. Когда родился сын, я не ушла в декретный отпуск, продолжала жить в том же ритме. Спасибо моим родителям, они очень поддержали меня в тот момент.

N. S.: Вы основали благотворительный фонд в свое время, и этот фонд оказал действенную помощь многим. Что послужило посылом? И что вы думаете о благотворительности в России вообще?

– В среде предпринимателей бытует выражение «гнуть бизнес». Нет людей, не заинтересованных в создании здорового общества и здоровых отношений. Да, благотворительность может служить капитализации предприятия, это не секрет. И все же, как правило, она возникает там, где есть добрая воля руководства. Если возвращаться к истории создания благотворительного фонда в городе Соликамске, то это был сильный эмоциональный момент лично для меня. Через год после рождения сына я оказалась с визитом в одной из больниц и познакомилась с девочкой-сиротой, она уже год лежала на лечении. При мне кто-то спросил ее, верит ли она в свое выздоровление, подтекст у вопроса был: «Хочешь ли ты жить?» И ребенок с таким жаром стал говорить о том, что не имеет права умереть, потому что останется бабушка, за которой нужен присмотр... Фонд возник моментально – как ответный душевный порыв. Мы действительно провели много благотворительных программ, курировали детские дома, помогали детям из малоимущих семей адаптироваться в социуме. Мне кажется, главная заслуга благотворительных фондов не в том, что они способны оказать какую-то локальную помощь. А в том, что дарят надежду, чувство уверенности в завтрашнем дне. Дети не должны чувствовать себя одинокими. Думаю, для тех, кто в состоянии помогать другим, по большому счету не имеет значения, есть у них фонд, нет у них фонда. Я всегда откликаюсь и помогаю, если это в моих силах.

N. S.: Бизнес требует твердой руки – это аксиома. Но современных руководителей все чаще призывают к бесконфликтным методам управления. Какого стиля придерживались вы?

– Нет спора: иной раз в подчиненных оказываются люди, обладающие большими способностями и даже предприимчивостью. Отвечу примером из своей практики. В 2009 году в мое подчинение была передана строительная компания, ее в силу определенных обстоятельств нужно было выводить из холдинга. Анализ деятельности компании показал, что либо нужно уходить в банкротство, либо начинать всю работу заново. Сразу после оформления бумаг по смене собственника я собрала управленческий состав компании и поставила задачу подготовить годовые отчеты. На следующий день все, кто был на совещании, написали заявления на увольнение. Остались лишь гендиректор и главный бухгалтер: они не имели права увольняться, пока не передадут дела. И вот тогда я поняла истинный масштаб проблем этой компании: всплыли факты, о которых я не могу говорить на страницах журнала. Но, как говорится, «взялся за гуж – не говори, что не дюж». «Криминальное» давление шло и изнутри компании, и извне. В связи с прошлой деятельностью этой компании мне пришлось оказаться в очень опасной ситуации на переговорах с «разрисованными» владельцами бизнеса, перед которым теперь уже мое производство числилось в должниках: в чужом городе, без охраны, без юристов. Уповать в те дни я могла только на Бога и на себя. Но как-то все решилось. Мне верили, я держала слово. Удалось урегулировать все болевые вопросы. Правда, пришлось вступить в долгосрочную судебную тяжбу. Я не пропустила ни одного судебного заседания, правда, для этого приходилось преодолевать расстояние в 300 километров в одну сторону и 300 в другую в течение четырех лет.

N. S.: У вас бойцовский характер. Чье воспитание?

– Да, закалка на зависть. Мой папа – заслуженный тренер Украины по вольной борьбе, очень уважаемая фигура в спорте. Я с детства росла в мужском окружении, в состоянии честной состязательности, занималась дзюдо, стала кандидатом в мастера спорта. За себя и за близких постою, если надо. Большую часть детства я провела с бабушкой и дедушкой, они показали мне, что такое настоящая любовь и семья. У них было очень теплое, бережное отношение друг к другу. Во мне кровь южанки – я болгарка по национальности. Но родилась на Украине, а работа отца была связана с разъездами. После Украины его пригласили в Россию, и я поменяла множество школ в период учебы. Однако если что-то в детстве и давалось с трудом, с годами окупилось с лихвой. Как говорится, что глупому – позор, то умному – закалка.

N. S.: С удивлением узнала, что в солидном перечне ваших образовательных дипломов есть корочка Университета практической психологии. Это что, новый тренд? Руководитель-супермен, в вашем случае – супервумен?

– Не знаю, тренд ли это. Только, на мой взгляд, настоящий руководитель – это человек, не допускающий стагнации ни в собственной судьбе, ни в судьбе предприятия, за которое он отвечает. Конечно, важно знать основы экономики и бухгалтерии, иначе любой финансист проведет вас как школьника. Но без знания человеческой психологии эффективное управление невозможно в принципе. Я прошла курс эриксоновского гипноза у Владимира Виноградова. Это высокий профессионал, я с благодарностью вспоминаю время обучения.

N. S.: И все-таки что побудило вас пройти этот курс?

– В жизни каждого человека периодически наступают моменты, когда заканчивается какой-то этап и нужно переходить на новый виток, иначе – застой. Но вот самостоятельно понять, куда именно двигаться, не всегда удается. Да и выйти из зоны комфорта, попрощаться с прошлым сложно. Поэтому я и обратилась к этим методикам: чтобы понять себя и свое место в мире. К тому же овладение техниками непрямого разговорного гипноза помогает в любой сфере общения. Видите ли, я по складу не воительница, я – устроительница, мне хочется получать удовольствие от рабочего процесса, я работаю на результат. А знание техник внушения необходимо любому руководителю. С ними ты вооружен: будь то деловые переговоры или общение с подчиненными. Ведь вольное или невольное манипулирование встречается на каждом шагу. Теперь я чувствую себя абсолютно свободной от любого влияния: мои решения – это только мои решения.

N. S.: Помимо прочего, у вас степень магистра бизнес-администрирования. Что вы вынесли из обучения на этом этапе?

– После MBA был австрийский Институт бизнеса Адизеса, школа интеграторов. Эти знания вытачивают способность к принятию единственно правильного решения в спорных вопросах с множеством мнений. Перефразируя Адизеса, бизнес – это когда поворот одного колеса поворачивает тысячи других. Надеюсь, у меня сложилось достаточно четкое представление о факторах, влияющих на эффективность управления любой системы. Я всегда стремилась повышать свою менеджерскую эффективность и, разумеется, не могла обойти вниманием методологию управления изменениями Адизеса.

N. S.: Чем она кажется вам привлекательной?

– Любая компания, как и человек, проходит разные возрастные этапы. То, что работает в юности, неприменимо в зрелости, и наоборот. Методы управления – это изменчивая гибкая категория. Адизес выработал жизненные циклы компании с самого ее рождения, его методология – это своего рода Библия успешного бизнеса. Она универсальна. И если бизнес не идет, то причина одна: собственник не готов к изменениям.

N. S.: А теперь – взгляд в будущее, каким вы видите его для себя?

– Управление бизнесом невозможно без делегирования менеджерских полномочий специалисту, готовому работать с полной отдачей, а менеджмент – моя стихия. Наш мир постоянно изменяется, и область управления не исключение. Сейчас я вышла на такой уровень опыта, что возникла потребность делиться, вести к успеху других. Обещаний на ветер я не бросаю, любую ситуацию оцениваю с позиций юриста, экономиста и психолога. Я предана своей работе, получаю настоящий кайф от того, как мои стратегические решения влияют на жизнь компании и улучшают ее показатели. Знаете, это как в квантовой физике: изначальные параметры определяют стартовые позиции, но при этом будущее определяет настоящее. Я это влияние будущего чувствовала с юности. Так что в профессиональном плане оно для меня – открытая книга.

Прочитано 261 раз Последнее изменение Понедельник, 10 Апрель 2017 10:16