ГДЕ КУПИТЬ ЖУРНАЛ NSTYLE?
   
Понедельник, 10 Апрель 2017 11:33

Стас Костюшкин – Основная задача мужчины

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Его ироничные и заразительные песни звучат из всех динамиков России, женская половина страны сходит с ума от его спортивной фигуры, а мужчины завидуют чувству юмора и харизме артиста. Стас Костюшкин – основатель проекта A-Dessa, бывший участник группы «Чай вдвоем» – рассказал о своих детских мечтах, смене имиджа и страсти к пончикам. Несмотря на разнообразные увлечения и напряженный график, главное место в жизни Стаса занимает семья – супруга Юлия и сыновья.

 

Беседовала Анастасия Бойко

 

– Стас, у вас очень интересная история семьи: отец – музыкант, мама – манекенщица, дядя был архитектором, а дедушка – военным журналистом. О чем вы мечтали детстве? Какую профессию хотели для вас родители?

– Я был не из тех детей, кто мечтал стать космонавтом, милиционером или пожарным. Я всегда мечтал быть вагоновожатым и водить трамвай. (Улыбается.) Такие мечты у меня появились, когда в Ленинграде зимой я заходил в трамвай, они тогда не отапливались, и на месте, где сидел вагоновожатый, всегда было тепло, рядом стояла чашка чая, там было уютно, и мне казалось, что эта профессия очень душевная. Позже, конечно, часто мечтал, что буду известным артистом. Отец и мама всегда находились в артистической среде, и мне тоже хотелось попробовать себя на этом поприще.

– Благодаря отцу вы начали заниматься музыкой? Я знаю, что вы закончили музыкальное училище и консерваторию.

– В детстве родители отдали меня в музыкальную школу на фортепьяно. Там среди других дисциплин был хор, который я всегда успешно прогуливал. (Улыбается.) Уже потом из-за прогулов мне не хотели ставить отметки, и под угрозой отчисления я стал посещать эти занятия. Через какое-то время ко мне подошел хормейстер, похвалил мой голос и предложил пойти в солисты. Тогда быть солистом считалось большим достижением. Мне начало это нравиться, потому что я чувствовал, что нужен там. В подростковом возрасте появилось еще одно увлечение – «Театр вокруг рояля», где дети не только пели и исполняли роли, но и сами писали музыку, делали спектакли. Я страшно увлекся театром и был в восторге от того, что весь субботний день проводил там, репетиции шли до 10 вечера, а это казалось очень по-взрослому. Иногда у нас были чайные посиделки, и это было невероятно! Я и по сей день благодарен художественному руководителю за мое яркое и интересное детство.

– То есть вы получили классическое музыкальное образование? Почему позже сменили вектор в сторону эстрады?

– После школы я хотел поступать в театральный институт, но встретил свою подругу из театра, которая сказала, что с моим голосом мне нужно идти в консерваторию. Я задумался. Мне было 16 лет, и для консерватории я, конечно, был еще мал, мне посоветовали музыкальное училище Римского-Корсакова. Там я учился на одном вокальном курсе с сегодняшней мировой звездой Анной Нетребко. Поэтому образование действительно у меня классическое. Что касается эстрады, то этим я начал заниматься позже. Даже на сегодняшний день мне легче дается классическое пение. Эстрадное исполнение – это другая школа, в основном эстрадные певцы – тенора, с высокими голосами, это пользуется большой популярностью. У меня баритональный бас, поэтому мне с ним тяжело в эстраде, но у нас все получается.

– Как получилось, что вы увлеклись эстрадным пением?

– Я всегда сильно увлекался эстрадой, даже больше, чем оперой. Наверное, потому что академическое искусство слишком консервативно, мне хотелось чего-то более свободного. По сей день я все равно занимаюсь с академическим преподавателем, и даже она говорит, что я не смог бы петь оперу именно из-за внутреннего ощущения несоответствия. Даже в студенческие времена все перед экзаменами слушали Паваротти, Доминго, а я слушал Богдана Титомира. (Смеется.) Мне хотелось чего-то другого, а сегодня я, наоборот, чаще слушаю оперных исполнителей, нежели эстрадных. Скорее всего, дело в моей музыкальной полигамности, мне хочется все попробовать.

– Есть информация, что группу «Чай вдвоем» вы создали, чтобы доказать первой супруге свою перспективность. Это так?

– Да, так и есть. У меня была большая любовь, которая закончилась, а коллектив стал неплохо функционировать: тогда мы уже много выступали, пели с Лаймой, нас показывали по телевизору, в принципе тогда мы уже зарабатывали первые неплохие деньги. На тот момент мне действительно нужно было доказать девушке свою перспективность. Кстати, для Дениса, как мы потом выяснили, это тоже было необходимо, чтобы доказать недоброжелателям, что он многое может. Поэтому мотивация первоначально была такова. Тогда не было цели заработать кучу денег, построить дачу, купить «Мерседес», все было проще и, может быть, прозаичнее.

– Скорее даже романтичнее. Со времен группы «Чай вдвоем» до сегодняшних дней ваш образ трансформировался от романтика к сердцееду и мачо. Как это произошло? Какой имидж вам ближе?

– Проект A-Dessa сделан исходя из всех плюсов и минусов группы «Чай вдвоем». И мне, конечно же, сегодняшний образ ближе и удобнее. Он более разнообразный, также можно позволить себе и лирику, и ироничные песни, которых сейчас больше. Пока происходит момент становления, но дальше все равно будет лирика. «Чай вдвоем» был создан, когда Денису было 19, мне 23, и через 20 лет нужно было придумать что-то серьезное, я предложил смену амплуа, но все посчитали, что все нужно оставить как есть. Однако существует закон маркетинга: любой проект, любая схема должна меняться, если не каждые десять лет, то хотя бы каждые двадцать. Тогда была песня «Фая, нет вай-фая», но Денис всегда достаточно ревностно относился к написанию музыки, он не воспринимал, если кто-то пишет музыку за него. И то, что я предложил, он воспринял с небольшим энтузиазмом. Я чувствовал, что публике это надоело и надо придумать что-то новое и интересное. Тогда я понял, что дерево под названием «Чай вдвоем» – вековой дуб, он будет плодоносить, но расти он уже никогда не будет. А без роста тяжело существовать дальше. Поэтому я пошел своим путем, Денис – своим или остался там же.

– На какую аудиторию вы рассчитываете, когда выпускаете свои хиты?

– У меня аудитория очень широкая. Когда мы общались с Михаилом Шуфутинским, он, живя в Америке, сказал очень интересную вещь: если дети просят у родителей билет на современного исполнителя, то они, скорее всего, откажут, потому что уже вложили деньги в Элтона Джона, на которого пойдут всей семьей и круто проведут время все вместе. Михаил сказал, что, если мы достигнем этого уровня, то попадем прямо в точку. И мне кажется, я на сегодняшний день на пути к этой истории – на наш концерт можно прийти всей семьей и кайфануть. Папы в основном любят «Женщина, я не танцую», молодежь – другие ироничные песни. Сейчас стало очень много эпичных, фундаментальных песен с каким-то серьезным месседжем, и получается, что, находясь на концерте, ты находишься в состоянии какого-то назидания. Иногда это нужно, но этого стало слишком много. Мы работаем в забытом, но любимом всеми жанре легкой популярной музыки.

– Сейчас вы ведете шоу «Очень караочен» на музыкальном канале в довольно необычном формате – караоке за рулем. Как пришла идея создания такого проекта?

– Этот проект мне предложил канал «Муз-ТВ», название из моей песни «Очень караочен». Это популярный и набирающий оборот формат американской передачи. Первоначально мы делали этот проект как новогодний, состоящий из нескольких передач. Никто не ожидал, что он наберет такие обороты и что его будут так смотреть. Самое смешное, что сейчас требуют продолжения этой истории. Я выступаю здесь как приглашенный ведущий. И честно скажу, когда снимали в первый раз, я не получил удовольствия, потому что не знал текстов многих современных песен, знал мелодию и исполнителя, а со словами было тяжело. А потом я начал серьезно готовиться, и уже под конец кайфанул от этой передачи. Еще интересно, что обычно такие программы снимаются на специальных автомобилях, где ведущему не нужно вести машину. У меня же проблема в том, что я должен был реально вести автомобиль. Лобовое стекло обвешано камерами, и через амбразуру я пытался подглядеть, чтобы никого не сбить. А нужно было еще вести диалог, задавать вопросы и петь. Первую передачу мы снимали пять часов, у меня тогда закипела голова. Я даже хотел отказаться, но мы все-таки доделали эту программу, и удивительно, что потом я кайфанул от нее. Я в восторге от того, что она вошла в топ-3 передач «Муз-ТВ».

– Я знаю, что вы также развиваете сеть пончиковых. С чем связано такое увлечение?

– В первую очередь это связано с тем, что в какой-то момент появились свободные деньги и захотелось сделать такой бизнес, который будет приносить доход вне зависимости от моего участия. Уже сейчас я понимаю, что такого дела не существует. Если ты не участвуешь в бизнесе, то он не приносит доход. Мы сделали несколько точек, начали что-то зарабатывать, но все фастфудовские истории, что бы вам ни говорили, – это вовсе не easy money, это очень сложно, там огромное количество подводных камней. На счет фастфуд-истории нужно тысячу раз подумать. Хотя, казалось бы, что здесь такого – выпекаешь и продаешь. Но это не так, там огромное количество сложностей, и их намного больше, чем заработка. Но мы все равно существуем, у нас стоят две точки, и я подумываю о развитии. Начинать такой бизнес можно только при наличии ежегодного административного ресурса. Если такого ресурса нет, но ты просто умеешь хорошо выпекать, то будет очень тяжело. Когда я вижу, как люди поедают пончики на ВДНХ, но не мои, у меня сердце кровью обливается от зависти. (Смеется.)

– Но почему именно выпечка?

– История с пончиками у меня с детства. Мы с другом Борей очень любили их, в Питере они называются пышками. Родители были не слишком богаты и на выходные мне давали 20 копеек – это билет в кино и ужасного вкуса мороженое. У Бори был склад ума более продвинутый, и мы придумали схему: я с жалостливым видом подходил к прохожим и просил разменять 20 копеек, чтобы позвонить родителям из таксофона, тогда это стоило 2 копейки. И вот я со слезами на глазах прошу помочь прохожих – конечно же, сердобольные люди никогда не меняли, а просто добавляли 2 копейки. Таким образом я зарабатывал рубль в день. На эти деньги мы пили чай с пышками, а потом шли в кино. И недавно, когда мы с другом стали думать, что нам затеять, пришла такая идея – сделать то, на чем мы заработали первые деньги. Кроме того, мы делаем пончики не из смеси, мы заморочились и нашли кондитера, который научил готовить настоящее тесто. И наши пышки очень любят, потому что они настоящие и невероятного качества. Я думаю, нам удастся довести проект до ума. Но сложно усидеть на двух стульях, и пока я занимаюсь A-Dessa, тяжело заниматься чем-то еще. Но группа хорошо развивается, поэтому появилась возможность делать что-то другое.

– В социальных сетях вы часто выкладываете фото с тренировок. Как много времени вы тратите на создание идеальной фигуры? Каким спортом занимаетесь?

– Я занимаюсь body-fit, сейчас осваиваю рукопашный бой, у меня есть неплохая школа дзюдо. Времени на это, конечно, катастрофически не хватает. Но спортом я занимаюсь каждый день, мое утро начинается с ходьбы на дорожке, и в этот же день я тренируюсь. Мне необходимо это прежде всего для поддержания физической формы и еще по нескольким аспектам: зритель привык меня видеть таким, и я не могу меняться, к тому же вся программа коллектива A-Dessa физически очень тяжелая. Люди, которые бывали на наших концертах, не понимают, как мы все это выдерживаем. Я всегда считал, что у артиста должен быть такой уровень, чтобы зритель понимал, что он такое сделать не может. Для этого необходимы и вокальные данные, и физическая форма.

– Ваша супруга Юлия в интервью говорила, что она не ревнивая и с мудростью относится к вашим поклонницам. Это так? Вы не возразите этому?

– Она спокойно относится к тем поклонницам, которые меня любят, но если кто-то относится с негативом в мою сторону, то они будут разбиты в пух и прах. И те люди, которые пребывают на моей страничке в Instagram, знают, что за этим чудным личиком скрывается очень серьезный воин и трогать его нежелательно. Молчать этот человек точно не будет.

– Какие качества вы цените в женщинах? Чем вас привлекла Юлия?

– Вообще, как и в любом человеке, мне ценно разнообразие и даже непостоянство. Я не люблю скучных, однообразных людей, которые рисуют жизнь только двумя красками. Люблю людей, которые интересны и могут меняться, Юля как раз такой человек. Она может быть разной, и общение с ней очень интересно. Тут нет нудятины по жизни, здесь постоянно будет что-то интересное, и мне это очень нравится. Есть фраза, которую сказал Паоло Коэльо: как только ты находишь причину, по которой ты любишь человека, – это сразу исчезает, потому что по-настоящему человек любит, не понимая за что. Вот иногда я люблю Юлю за то, что ее ненавижу.

– Судя по фото в Instagram, вы много времени проводите с сыновьями. Расскажите, какие качества стараетесь им привить?

– Так как у меня мужики, хочется привить им благоразумие, спокойствие и мужество. Это основные качества, которые необходимы мужчине. Еще стараюсь научить анализировать жизненные ситуации – это необходимо. И все это я не навязываю, я считаю, что главное для детей – это пример родителей. Я очень многому научился у мамы, отца, дедушки. Я всегда хотел быть похожим на дедушку Аркадия, который вставал в шесть утра и работал весь день. Он пахал, потому что надо было содержать семью. Надо было нас поднимать и самим держаться. Я понимал, что нужно быть таким. Я видел, что, когда кого-то обижали, дедушка брал в руки лопату и объяснял человеку, что так делать не надо. (Смеется.) Конечно, не всегда силой. Я видел проявление невероятной мужественности. Мама меня всегда учила, что нужно сделать все, чтобы твоя семья никогда ни в чем не нуждалась. Это было привито с детства, и я также прививаю это своим детям. У мужчины основная задача – чтобы семья была защищена и прокормлена. Поэтому наши дети занимаются спортом. Богдан очень похож на меня в детстве, но ему в этом отношении повезло чуть больше, чем мне. Стараемся исключить мягкотелость, сомнения, потому что ему всегда очень сложно выбрать. Поэтому мы видим, как он с каждым днем превращается во взрослого человека.

– В преддверии 23 февраля расскажите, какому подарку в этот день вы будете всегда рады?

– Я всегда рад любому спортивному подарку: носкам, трусам и майкам. (Смеется.) Вот если хотите мне угодить, подарите мне кроссовки! И близкие это знают. Что-то для спорта, наушники или гаджеты. Я безумно люблю технику, но, как правило, у меня это есть.

Прочитано 294 раз Последнее изменение Понедельник, 10 Апрель 2017 11:43
Другие материалы в этой категории: « НАШ ПОСТРЕЛ.. или НАБЛЮДЕНИЕ, ИНТУИЦИЯ, МЕДИТАЦИЯ