Четверг, 05 Сентябрь 2013 13:05

А я милого узнаю по походке…Сидели мы как-то с подругами на веранде одного уютного московского ресторанчика

Сидели мы как-то с подругами на веранде одного уютного московского ресторанчика, болтали (увы, о времена, о нравы!) о бизнесе, рекламодателях. А я, как обычно, сетовала на трудности в поисках благотворителей для нашего фонда. За разговорами мы не заметили, как наступил вечер, а окружающие столики заняли бизнесмены, политики, чиновники и прочая респектабельная на вид публика.

В лучах заката благородно поблёскивали часы, печатки, запонки, доносился аромат дорогих сигар.

–Ой, кто это с министром?.. – вдруг оживилась одна из нас.

–Владелец заводов, газет, пароходов…

–Хм, а по виду не скажешь.

–Он же иностранец, – резонно заметила я. И разговор сам собой перетёк в обсуждение, можно ли по внешнему виду определить размер состояния, и чем иностранцы отличаются от нашей бизнес-элиты.

Мне тут же вспомнился случай, который произошёл со мной в начале 90-х в Америке. Выходя из отеля, яразговорилась со швейцаром.

–А где тут у вас миллионеров можно увидеть? – а что, нормальный вопрос для молоденькой аспирантки.

–Везде, – с достоинством ответил он.

–Вон, вон тот? – с восторгом залепетала я, увидев шикарный лимузин и мачо в белом костюме и шляпе.

–Что ты, детка, это всего лишь торговец подержанными автомобилями. Известный миллионер – вот, – показал глазами швейцар на мужчину в потёртом синем костюме, который пытался остановить такси.

Если обратиться к истории, то самый показательный пример – Джон Рокфеллер. Обладатель одного из самых крупных в мире состояний с детства и до самой смерти оставался воплощением пуританских добродетелей и занудства. Родные невероятно богатого американца ходили в заштопанной одежде: сын до восьми лет донашивал сестринские наряды, жена Сетти щеголяла в собственноручно залатанных платьях. А самым дорогим подарком от мужа для неё стало обручальное кольцо за 118 долларов. Однако Рокфеллер был одним изсамых больших филантропов США, основателемФонда Рокфеллера,жертвовавшим большие суммы на медицинские исследования, образование. Он также основалЧикагский и Рокфеллеровский университеты,считая себябизнесменом-христианином, сдетских лет перечислял 10% своих доходовбаптистской церкви.Под конец жизни Рокфеллер пожертвовал на благотворительность около полумиллиарда долларов. Парадокс.

Конечно, я не пуританка, и никоим образом не призываю всех бизнесменов следовать примеру чудаковатых иностранцев. Но может всё же стоит подумать о том, что мы оставим после себя, задуматься над словами мультимиллионера Эндрю Карнеги, также знаменитого своей благотворительностью: «Излишние богатства – это священное бремя, которое накладывает на своего обладателя долг распорядиться им в течение своей жизни так, чтобы эти богатства пошли на пользу обществу».

НАТАЛЬЯ КУДРЯШОВА

Прочитано 1340 раз Последнее изменение Вторник, 04 Август 2015 11:55
Другие материалы в этой категории: « …Огонь, потрескивающий в камине, мягкое кресло, большая собака, свернувшаяся у ног, и непременно - плед. Желательно в клетку. То ли в этом виновата архетипичность огня, как вечного символа домашнего очага, то ли качественная работа голливудских режиссёров, но готова поспорить, что для большинства описанная картинка - первое, что появляется в сознании как реакция на слова «дом» и «уют». Если так, то моя нынешняя обитель с чёрными глянцевыми полами и серебристыми рамами ар-деко, полная стекла, зеркал и всех оттенков лавандовой гаммы, не может даже претендовать на статус уютного гнездышка, Дома с большой буквы «Д». Стены не бежевые, камин не трещит, да ещё и собака-охранник вовсе невелика - весит всего два килограмма, хотя и умеет приносить тапочки! Кажется, шансов ноль. Сергей Безбородный, доктор медицинских наук, руководитель Школы научной астрологии: «В космическую эпоху Водолея Россию ждет судьба великой державы». »