Среда, 05 Август 2015 11:17

Плоды трудов – в судьбах. - Хоть один человек в семье должен работать, и в нашей семье – это я!

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

- Хоть один человек в семье должен работать, и в нашей семье – это я! - «Профессионально дворянствовать» – это не значит сидеть без дела. -У нас чем артист талантливее, тем опаснее с ним связываться.

 

Gechmen-Valdek

Шоу-бизнес – не место для слабых. Это нелегкое дело, с которым порой трудно справиться даже мужчинам. А у Катерины не просто получилось - работа для нее стала образом жизни. Для России она - родоначальница мюзикла, продюсер талантливого молодого артиста Алексея Воробьева, а для Австрии - жена барона Гечмен-Вальдека.

 

N. S. Вы говорите: «Мой секрет – в обмене позитивной энергией. У меня есть приилегия – выбирать людей, с которыми общаюсь и работаю». А как поступаете с остальными? Вы их не замечаете? Отталкиваете?

– Нет, я не толкаюсь! (смеется). Просто онисами рядом со мной как-то не приживаются. Видимо, срабатывают какие-то законы природы. Знаете, часто говорят, что каков талант – такие у него и поклонники. Видимо, каков человек – таков и мир, который его окружает. Недаром говорят: скажи мне, кто
твой друг и я скажу, кто ты.

N. S. У вас есть все. Зачем вам работа в Москве?

Хотя и интересная, творческая… Не хотели ли бы вы тоже «профессионально дворянствовать», как ваш супруг?
– Мы с мужем всегда в таких случаях шутим, что как минимум один человек в семье должен работать, и в нашей семье – это я. Но если говорить серьезно, то «профессионально дворянствовать» – это совсем не значит сидеть без дела. А то, что делаю я – это давно уже не работа в прикладном смысле этого слова. Это уже такой образ жизни, причем не только в Москве. Потому что нет большего удовольствия, чем видеть результат своего труда, конкретное воплощение твоих идей, не только в творческих решениях и событиях, но и в судьбах людей вокруг тебя.
N. S. С обывательской точки зрения, у вас необъяснимые отношения с супругом: в Австрии у него друзья детства, их общие дворянские увлечения, их особый мир. А он часто едет в Москву с вами. Почему? Вы его просите об этом?
– Отношения как раз самые обычные – вот уже девятнадцать лет у нас с мужем общий мир и общие друзья, как в Австрии, так и в Москве. А как известно, муж и жена –одна сатана. Поэтому мне очень повезло, что
мой муж может себе позволить путешествовать вместе со мной. И всегда был и остается моим самым большим союзником, за что бы я ни взялась. А любому человеку, насколько бы самодостаточным и сильным он ни был, особенно если он занят творчеством, очень нужна поддержка близких людей.

N. S. Мюзиклы в России начались именно с вас («METRO», «Notre-Dame de Paris», «Ромео и Джу-льетта» – прим. автора). Это было масштабно, ново и эпохально. Вами восторгались. Сегодня мюзиклы для вас- это уже закрытая страница?

– Мюзиклы для меня – особая стихия, и я счастлива, что именно мы положили начало триумфальному шествию этого жанра на российской сцене. Но сейчас, когда мюзикл как жанр в России, благодаря нашим
усилиям, состоялся, мне стало интересно попробовать себя в чем-либо другом – например, продюсировании кино. Ведь сколько можно, как наседка, носиться с одним, пусть и любимым и выстраданным, ребенком – жанром мюзикла! Хотя очень скоро вместе с создателем мюзикла «Метро» Юрием Янушем Юзефовичем и замечательным поэтом Юрием Евгеньевичем Ряшенцевым преподнесем всем любителям этого жанра грандиозный сюрприз – первый в мире мюзикл в 3D-технологии. Но на этот раз стартует он не в Москве, а в Санкт-Петербурге.

N. S. Знаю, что у вас есть мечта – открыть свой театр мюзикла. Недавно ваша идея была воплощена в жизнь другим человеком, Михаилом Швыдким. Вы ведь не в таком виде представляли себе театр мюзикла?

– Я очень рада, что с легкой руки Михаила Швыдкого в Москве появился театр мюзикла. Это лишнее доказательство того, что мы работали не зря. Что касается стилистики этого театра – мюзикл может и дол-
жен быть разным, как и любое искусство, поэзия или архитектура. Каждый работает в той эстетике, которая ему ближе, и любой качественно сделанный профессиональный продукт находит своего зрителя.
И чем больше будет мюзиклов, тем лучше они будут становиться.

N. S. Мы знаем, что в Лондоне масса театров мюзикла, в каждом из которых на протяжении
десятков лет идет каждый день один и тот же спектакль. Вы хотите открыть что-то подобное?

– Перенести опыт лондонского Вест-Эндаили Бродвея в Россию напрямую невозможно,потому что 90% зрителей, заполняющих тамтеатр – туристы. Ставя мюзиклы в Москве, мы,в отличие от наших зарубежных коллег, работаем для зрителей всего лишь одного города.Поэтому обеспечить зрителями такое коли-
чество театров, к тому же открытых каждыйдень, было бы нереально, и, наверное, не нужно. Россия – страна с глубокой театральнойтрадицией, воспитанная на репертуарномтеатре, и подобного рода «работа на поток»для нас совершенно необязательна. Хотяс коммерческой точки зрения играть каждый день гораздо правильнее, что с успехомдоказывают мои коллеги – компания «СтэйджЭнтертеймент»работающая в Москве ужене первый год. Мне гораздо интереснее создавать спектакли, которые наоборот, были быштучной работой. Именно поэтому мыне просто переносили на российскую сценуевропейские постановки, а всегда старалисьдоработать их, соединяя высокие западные
технологии с «таинственной русской душой».

N. S. Очень интересно узнать ваше мнениео сегодняшней ситуации в российском шоу-бизнесе. Ведь вы вводите новую, скорее европейскую, моду, например – не проплачиваетеротации… Несмотря на это, не так давно Алексей Воробьев подписал масштабный контракт
с всемирно известным Red One (продюсерЛеди Гаги – прим. автора). Молодых артистовв России много, и каждый из них мечтал быработать с Red One. Как вы думаете, почемуего выбор пал именно на Алексея?

– На протяжении 70‑ти лет наша страна находилась вне контекста современной музыкальной культуры. И когда, казалось бы, наступил момент долгожданных перемен, вместес жесткой коммерциализацией иразделением рынкав процесс вмешалось еще и телевидение. С помощью многочисленных телевизионных музыкальных конкурсов, породившихогромную волну беспомощных, профнепригодных артистов, Россия была отброшенадалеко назад, по сравнению с тем, куда и какразвивается современный музыкальный ры-
нок. Причина отчасти в том, что при созданиимузыкальных проектов в задачи телевиденияабсолютно не входит найти талант и дать емудорогу. Телевидение создает, в первую очередь,зрелищный продукт, которые должен удержать зрителей у экрана, а потом – хоть траване расти. Отсутствие реально действующей

 

 

Прочитано 1127 раз