Среда, 05 Август 2015 11:36

Человек трех природ. Все-таки в Бордо всего 1800 солнечных часов, а на Лазурном берегу 2800!

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Саша Лишин

Основательный на вид винодел и бизнесмен Лазурного берега, ученый и гурман, отец пяти детей, любитель джаза и собак, Саша Лишин великолепно и убедительно многолик. Не желая идти по проторенным отцом дорогам и продолжать его дело в Бордо, сформировал новый взгляд на розовые вина Прованса и изобрел необычайное rosé Châteaud’Esclans.

N.S. Когда-то, очень давно, я случайно слышала разговор одного очень солидного москвича-бизнесмена и его делового партнера из Марселя, господина Паранки. Так вот господин Паранки сказал тогда, что во Франции считают, что розового вина в стране нет. Это смесь вин. И поэтому такое вино не ценится. Вот розовое шампанское - да. Это действительно так?

- Да, долгие годы rosé d'Anjou, whitezinfandel Калифорнии, все эти полусладкие, как говорят американцы, cheepandcheerful, считались легкими винами - и это обеспечило им дурную славу.

N.S. Как вы считаете, что помогло имиджу хорошего rosé?

- Хорошее розовое шампанское любят все дамы. Я занимался этим вопросом. Долго. И понял, что имидж rosé - это вина, в хорошем смысле этого слова, всех английских и американских дам с Лазурного берега. Как это ни парадоксально звучит, шампанское им надоедает, а тут вроде бы легкое вино, красивое, и вместе с тем серьезное.

N.S. Супруга помогает вам в семейном бизнесе?

- У нас четверо детей. Младшей дочери два года. Жена занимается детьми. И успешно.

N.S. Вашей старшей дочери от первого брака 16 лет. Чем она занимается? Ей интересно винное дело?

- Она пока еще не определилась, но девочка очень упорная и трудолюбивая.

N.S. Вы говорите на русском? Не буду задавать неприличный вопрос, исповедуете ли вы православие. А вот о том, что двигало вами, когда строили часовню в Châteaud’Eclans, спрошу. И еще: построили ее, чтобы там венчаться с женой-француженкой?

- Это не дань моде. Это не просто банально красивая акция. Я русский, во мне течет большая толика этой крови, хотя на русском языке говорю плохо. Православие мне дорого. Я просил разрешения на строительство часовни у православного архиепископа Франции. Это все очень серьезно и важно для меня и моей семьи.

N.S. Ваши дети говорят на русском?

- К моему огорчению, нет. Очень надеюсь в будущем серьезно порешать это вопрос.

N.S. Что означает ваш логотип? Это же не просто пирамида из зверей? Надеюсь, я не обидела вас?

-Ну что вы? Конечно, нет. В логотипе моей компании SASHALICHINE три мои природы, если так можно выразиться. Основание моей забавной, как вы тонко заметили, пирамиды - русский медведь - мои корни. Далее - американский орел - параллель с моим американским периодом жизни, учебы, становления; французский петух - символ столь любимой мной и дорогой сердцу Франции.

N.S. Пришло время рассказать о русских корнях. Это не секрет?

- Нет же. Мои корни, можно сказать, императорские. Я прапраправнук императора Павла I. У известного своим любвеобилием брата Александра I, Константина, была внебрачная дочь Констанция. Ее мать - французская актриса, родившая также ему сына, будущего изобретателя отечественных боевых ракет генерала Константина Константинова (это, конечно, псевдоним). Дети росли во дворце Константина в Варшаве. Их воспитателем был князь Голицын, а уроки музыки давал сам Шопен. Юная Констанция была завидной невестой и вышла замуж за генерала Лишина. Он в свое время был воспитателем Лермонтова, а позже возглавлял строительное училище в столице (сегодня это Архитектурный университет).

N.S. А как ваши предки оказались во Франции?

- Отец был в Москве банкиром, потерявшим все в дни революции. Эмигрировал в Париж. Ему приходилось много работать, как всем эмигрантам. Уже в 16 лет работал гидом в Лувре, так как владел четырьмя языками. Одно время был корреспондентом американской Herald Tribune. Отправившись в Бордо для репортажа о виноделии, понял, что это его влечет. И остался в Бордо постигать науку виноделия. После войны он достиг невиданных высот в этой нелегкой науке. Издает книги, продает вина, обучает калифорнийцев принципам французского виноделия. А вина Alexis Lichine покоряют мир доныне.

N.S. Как вы пришли к мысли заниматься виноделием во Франции, ведь известно, что вы выпускник Бостонского университета, работали в винном бизнесе США, семья живет в Чикаго. Почему Франция?

- Ну, во-первых, я родился в шато своего отца в аппеласьоне Марго. Во-вторых, когда мне было шесть лет, уехал с родителями в Нью-Йорк. Там учился, работал сомелье во время учебы, так как отец считал, что я сам должен зарабатывать себе на жизнь, что справедливо. Позже стал заниматься импортом бордоских вин в Массачусетсе, даже открыл свою компанию по импорту вина. В-третьих, в 37 лет получил в наследство ChâteauPrieuré-Lichine. И мой бизнес, естественно, переселился во Францию.

N.S. Знаю, что вы занимались виноделием в Бордо. Почему сейчас Прованс?

-Я, пожалуй, продолжу. Наследственное шато продал. Не скрою, выгодно. Хотя продавать семейное гнездо тяжело. Дело в том, что мой отец был великим виноделом и предпринимателем, и мне казалось, в Марго он сделал все. Мне захотелось двигаться дальше. Да и климат в Бордо не самый лучший для вина. Дожди, урожай не всегда вызревает. Все-таки здесь всего 1800 солнечных часов, а на Лазурном берегу 2800! А вину, как известно, необходимо солнце. Будущее за солнечными винами. А главное солнечное вино - rosé. Вот таким образом все и сошлось воедино.

N.S. А как вы полюбили вино? Как стали в нем разбираться?

- Я уже упоминал, что в свое время работал сомелье, даже вначале помощником мастера. Но зато это был серьезный винный ресторан Бостона. Anthony'a Pier 4. У нас там была уникальная возможность пробовать по 8000 лучших вин мира в месяц. Кроме того, каждое лето я проводил во Франции, работал винным гидом в Бургундии и Бордо, возил по винодельням богатых американцев. Шабли, Меркюрэ, Сент-Эстеф стали для меня не словами на этикетках, а вполне осязаемыми вещами. Так я стал разбираться в вине и полюбил его.

N.S. Я буду очень не права, если следующий вопрос сформулирую так: из каких мелочей рождается хорошее вино? В частности, rosé?

- Вы абсолютно правы: вино не терпит упущенных мелочей. Итак, все по порядку. Я с детства знал энолога своего отца. Пригласил его, предложил делать великое rosé. Он пришел в ужас: это не входило в его планы, да он и не верил в великое rosé. Но присмотрелся к тому, что я ему предложил: старые лозы, хорошая земля. Да и винодельню я полностью перестроил по принципу бордоских. И он согласился. Мы перешли на сверхнизкую урожайность сорта «ролль», этого «шардонэ» Прованса. Грозди стали собирать в маленькие ящики - на счету каждая гроздь. И, конечно, цвет. Цвет нашего rosé убедительный, яркий, выразительный.

N.S. Чем отличается ваш цвет от общеизвестного?

- Дело в том, что прованские rosé получаются бледными из-за того, что ягоды обычно не дозревают. Их собирают рано. Я же стал собирать на две недели позже. И засыпаю собранный виноград сухим льдом. Кроме того, помещение триажа изрядно охлаждаю. Наши вина не нуждаются в искусственной мацерации. Все натуральное. Минеральное. Вот, пожалуй, и все мелочи.

N.S. Вы так вкусно рассказываете, что у меня возникла бредовая идея. И я осмеливаюсь спросить: rosé популярнее шампанского?

- А я не побоюсь ответить: в нынешних условиях мы популярнее шампанского. Только что вернулся из Флориды: продажи шампанского упали на 20%. Продажи rosé выросли на 30%. Rosé - вино будущего. Вспомните мои слова.

N.S. Я вас не замучила своими непрофессиональными вопросами?

- Ну что вы, что вы…

N.S. Что-то я еще слышала о крышечках…

- Для своих розовых вин Sasha Lichine я выбрал вместо традиционных пробок крышечки Stelvin, которые подороже иных пробок… Может быть, это и не столь красиво, когда сомелье открывает подобную бутылку в ресторане. Зато молодежи нравится.

N.S. Ну и поскольку я вас еще не утомила, позволю себе еще несколько вопросов. Скажите, а к какой кухне идет rosé?

- Это средиземноморская рыба, все легкое, ароматное, что едят на южных пляжах.

N.S. А с суши, к примеру, шампанское хорошо? А rosé?

- Шампанское и суши… На мой взгляд, немного странно. А вот наш японский импортер удачно сочетает rosé с суши. А мне, честно говоря, нравится сочетать его с трюфелями…

N.S. У нас в России сейчас трюфели на пике моды. И нам тоже нравится их вкус совмещать с rosé. По-моему, и икра хороша в таком альянсе…

- (Смеется) Да, я тоже очень люблю к rosé икру, особенно к Les Clans.

N.S. И в заключение. Что все-таки более всего продвигало в вашем бизнесе работу по производству rosé?

- Говорю же, дух праздников, желание французских и английских женщин наслаждаться настоящим, полноценным, необычайно красивым и не тяжелым вином. И в то же время серьезным. И изысканным. А это и оказалось rosé.

Прочитано 1406 раз