Среда, 04 Май 2016 07:53

Татьяна Ростовцева - Все сначала

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Беседовала: Анастасия Вепренцева

Удивительная история Татьяны Ростовцевой, женщины, не побоявшейся вовремя рискнуть и кардинально изменить жизнь. Кандидат медицинских наук, врач-нейрохирург, сегодня она – одна из самых успешных предпринимателей в области элитной недвижимости Москвы. «Я родилась в Сибири», – с гордостью говорит Татьяна. Наверное, это он – тот самый знаменитый сибирский характер – позволил выпускнице мединститута, девочке, пойти в хирургию, да еще в такую сложную область. Наверное, это он, характер, помог осуществить мечту и развернуть свою жизнь на 180 градусов. 

NS.: Предлагаю начать наш разговор с вопроса, который звучит сейчас очень часто, однако вразумительный ответ услышать сложно… Повлиял ли нынешний кризис на рынок элитной недвижимости?

– Я бы сказала, что на элитную недвижимость ничего не повлияло и повлиять не может. Просто ее сейчас никто не покупает и никто не продает. (Улыбается.) Рынок замер в ожидании… У людей, у которых все хорошо в жизни, недвижимость уже есть, им и не надо особо за ней куда-то бежать. Банки сейчас кредитуют плохо, люди, у которых есть свободные наличные деньги, в своем большинстве просто хранят их в банке, никуда не вкладываясь. Сделки доходят максимум до 500 тыс. евро. Больше вообще нет. Объявлений висит бесконечное количество, но никто не обращается.

 

NS.: Мне как человеку непосвященному кажется, что на рынке недвижимости помимо инвестиционной привлекательности существует еще и своеобразная мода… Одно время было модно покупать за рубежом, причем направления тоже менялись. Какие тенденции сейчас в тренде?

– Сейчас у нас есть Крым. (Улыбается.) Нам нужно его развивать! Действительно, одно время у наших соотечественников было очень популярно скупать недвижимость на Лазурке, в Испании, Турции. Сейчас весь Лазурный Берег продается нашими. Купив недвижимость во Франции, человек не понимает, какие сюрпризы его ждут потом. Со временем иллюзия о беззаботном содержании дома или квартиры заканчивается, и все пытаются избавиться от «тяжкого груза».

 

NS.: Недвижимостью вы занимаетесь 17 лет и начали с самого сердца столицы. С культурного и исторического – Патриарших прудов. Почему именно этот район стал любимым?

– Сама я родом из Сибири (чем очень горжусь). Чтобы понять, что такое недвижимость в Москве, нужно быть приезжим издалека. «Москва слезам не верит» – поговорку никто не отменял. (Улыбается.) У каждого человека должен быть свой дом. Это первое желание приезжего. Когда зажигаются все окна вечером и ты понимаешь, что твое еще не зажглось и тебя в окне никто не ждет, хотя бы кошка, ты понимаешь, что свой дом нужен обязательно. Патриаршие пруды – это самый центр Москвы. Он исторический, сказочный, непоколебимый, обволакивающий. Это мой самый любимый район. Это воспето всеми. (Улыбается.) Начали мы с коммунальных квартир. Публика тут всегда была полосатой, бесконечно менялось количество владельцев квартир. На одну квартиру бывало 11 лицевых счетов! Вообще удивительно наблюдать за сменой поколений на Патриарших прудах! В общем, итогом моих больших трудов и стало воплощение мечты – свой дом на Патриарших. Ну, и с точки зрения бизнеса это, конечно, тоже весьма интересно.

NS.: Раз уж мы затронули зарубежье, то надо сказать, что одним из самых глобальных ваших проектов является город-сад на побережье Анталии LuxtonPark. Как нынешняя ситуация сказалась на бизнесе?

– Восемь лет назад мы зашли в Турцию, построили 80% комплекса, и шла отделка вилл с собственными бассейнами. Это потрясающая огромная зеленая территория комплекса, удобное месторасположение, но… Сейчас все строительство приостановилось в связи с кризисом, и вообще, сами понимаете нынешнюю ситуацию. Видимо, был какой-то знак свыше, и мы вовремя остановились. (Улыбается.)

 

NS.: Насколько мне известно, в одной из самых прекрасных частей Франции, в Провансе, у вас есть настоящий замок. Расскажите про этот грандиозный проект?

– Я купила этот замок в очень старинном и известном месте. Про такие места я всегда говорю: в недвижимости есть стены, а есть места намоленные. Этот замок абсолютно такой же! Раньше это был замок тамплиеров, VII–XI века. Французы очень трепетно относятся к таким местам, они вообще очень ценят свою культуру и историю, а к замкам у них особое чувство. (Улыбается.) В связи с этим, конечно, я получила большие проблемы в плане согласования реконструкции. Французы до сих пор не понимают наш русский менталитет и широкую душу, и вообще считают, что они «делали» революцию, значит, они сделали в этой жизни все. (Улыбается.) Я к ним отношусь с юмором, и мне многие вещи даются легче (Улыбается.)

 

NS.: Проект уже воплощается в жизнь?

– Изначально задумка проекта была грандиозной. Но нам сказали, что нужно немного уменьшить, ведь второй Версаль им точно не нужен. (Смеется.) Тем более в Провансе. Возведен гостиничный комплекс на 20 тыс. кв. м. Была произведена реконструкция старой части замка. Когда я покупала замок, там уже был прекрасный ресторан «две звезды Мишлена», мы оставляем его. Безусловно, будет гостиничный комплекс и большая SPA-зона. Бесконечно зеленая территория с фонтанами, бассейнами, прекрасной флорой и фауной в 22 гектара. В общем, все для лучшего отдыха и уединения. (Улыбается.)

 

NS.: У вас удивительная судьба. Первое ваше образование – нейрохирургия. Вы работали по профессии и оперировали пациентов в Институте им. Склифосовского. Расскажите про внутреннюю трансформацию. Это было сложно?

– Все мы помним 1990-е годы. (Смеется.) Врачом я работала больше за границей. Я привыкла к другому отношению людей к врачам, к социальному статусу врача. Для того чтобы врач смог помочь другому, он сам должен быть самодостаточным, без социальных проблем и финансово обеспеченным. У него должен быть тыл. У наших врачей (хотя они умнее всех иностранных в разы, ведь наш русский Ваня блоху подкует – так было, есть и будет) такого тыла, к сожалению, нет. Наши врачи и учителя – лучшие в мире. Я до сих пор в этом уверена, а уж я и поработала, и пожила за границей достаточно. Если бы в нашей стране труд доктора оценивали достойно, возможно, я бы и по сей день оперировала. Психологически и физически нашим врачам тяжело. А в 1990-е это было еще более ощутимо, поэтому многие наши великие умы или уезжали за границу, или кардинально пересматривали сферу деятельности. Мне было невероятно тяжело снять белый халат и окунуться в мир бизнеса. Но этот мир тоже отчасти психология, а где-то и неврология. (Улыбается.)

NS.: Знаете, Ф. Шиллер, как-то сказал: «Ставьте перед собой большие цели, ведь в них проще попасть». Судя по вашим проектам, вы как раз из категории людей, ставящих перед собой сложные задачи. Есть ли то главное дело, которое бы хотелось претворить в жизнь?

– Первая профессия, конечно, не дает о себе забыть, и в душе я все равно остаюсь врачом. (Улыбается.) Восемь лет назад я приобрела и являюсь единственным владельцем здания на Арбате – бывший родильный дом Грауэрмана. Все великие люди в Москве родились именно в этом здании. (Улыбается.) Когда я его купила, всегда говорила: родиться надо в роддоме Грауэрмана, жениться в Грибоедовском, работать в Кремле! (Смеется.) Долго велась реконструкция здания, сейчас она временно приостановлена. Мы делаем из этого здания грандиозную многофункциональную клинику с лучшей диагностической базой, с лучшими врачами и реабилитацией. Так, чтобы человек мог туда зайти, получить максимум медицинской помощи, которая только может быть. Мы делаем так, чтобы пребывание в клинике было абсолютно конфиденциальным вне зависимости от отделений. Замок во Франции как раз и рассчитан на реабилитацию людей после нашей клиники.

А вообще я считаю, что мы должны вкладывать силы и ресурсы в развитие нашей страны. Она у нас такая могучая, такая большая! Следующая моя мечта и даже цель – пойти в Крым и там осуществить проект, который я себе уже «нарисовала». (Улыбается.) «Горизонт мой! Ты опять далек? Все далекое ты сделай близким, чтоб опять к далекому идти!»

 

Прочитано 4792 раз Последнее изменение Среда, 04 Май 2016 07:56