ГДЕ КУПИТЬ ЖУРНАЛ NSTYLE?
   
Среда, 06 Сентябрь 2017 10:08

Аннэтэс Розенберг-Рудман. Мой персональный мир

Автор 
Оцените материал
(0 голосов)

Беседовала Анна Поляруш

 

В мире модного и умного «глянца» имя Аннэтэс Розенберг-Рудман известно каждому. Она в свою очередь не отстает и может похвастать завидной многолетней дружбой с великими мира сего. Для журналиста интервью с издателем – это всегда интересно и опасно. Маневрировать между любопытством и аккуратными вопросами весьма непросто. Но это не про нашу героиню – прекрасную Аннэтэс, которая является не только издателем журналов n-Style, n-Style MAN, продюсером журнала МТ («Москва – Тель-Авив»), список ее талантов и достижений настолько велик, что необходимость интервью была слишком очевидна, чтобы откладывать его в долгий ящик. Аннэтэс любезно встретилась с нами, и нам удалось расспросить ее не только о мире «глянца», но и о главной теме – записи альбома, съемках нового клипа и грядущем выступлении.

 

NS.: Аннэтэс, расскажите, в конце августа состоялись съемки вашего нового клипа на песню «Апрель». Как проходила подготовка съемочного процесса? Это был первый опыт такой работы для вас?

– Да, это был первый опыт работы с видеосъемкой. Видеоклип – это маленькое кино, по-другому не назовешь. В Италии потрясающая фактура, свет и красота, которые дают возможность создать сказку длиною в три минуты. Мы снимали клип с потрясающей командой и оператором Мигелем, с которым мы работаем как с фотохудожником последние 10 лет. Было удивительно, что для трех минут отличного результата команда проработала неделю с утра до ночи. В результате я поняла, что те предложения сыграть саму себя в полном метре, которые я раньше весьма зря отвергала, стоило использовать. Поэтому в этом году я буду пробовать себя и как актриса кино. Но это пока маленькая тайна.

 

NS.: Что оказалось самым сложным в процессе?

– Сложного, пожалуй, не было ничего, кроме колоссального количества рабочего времени. Я думала, что это как фотопроцесс. Но на видео видны абсолютно все факапы, а результата нужно добиться идеального. В съемке невозможно, как в фотошопе, подтянуть живот, поправить глаза, необходимо контролировать и следить за собой каждую секунду. Это и стало для меня самым сложным в процессе.

 

NS.: В клипе вы играли себя или вымышленный образ?

– В клипе я играла вымышленный образ, и сам сюжет был вымышленный. Некий любовный треугольник. Но играла я свои эмоции, которые испытала бы, попав в эту ситуацию, – что бы я сделала и как бы вела себя.

 

NS.: Расскажите о ваших партнерах по съемкам, кто эти герои?

– В клипе снималась постоянная героиня журнала n-Style, моя подруга колумнист Наталья Буткевич и мой друг, с которым мы дружим уже более 20 лет, прямой потомок царицы Тамары Эдуард Балиашвили Багратиони. Сниматься было легко, так как вокруг были только друзья и съемочная команда – это близкие мне люди. Несмотря на то что съемки были лирическими, все надорвали животики. После того как все уехали, у меня еще долго болели скулы и пресс от смеха.

 

NS.: Почему для первого клипа вы выбрали песню «Апрель»? Это символично?

– Первым все-таки был клип на песню «Только для тебя», хотя он был снят с моей подругой на айфон, но это было настолько непринужденно и легко, что люди не догадываются об этом интересном факте до сих пор. Что касается клипа на песню «Апрель», есть такая удобная штука SoundCloud, где видны все количества прослушиваний. Эту цифру невозможно «накачать» или «накрутить» себе. И, как оказалось, именно у этой песни наибольшее количество прослушиваний, что и определило мой выбор.

 

NS.: Какая часть вашей работы певицы доставляет больше всего удовольствия – написание стихов, запись песен, съемки клипа или, может, что-то еще?

– Для меня это два разных по сути удовольствия. Первое – это рождение песни, когда мы с соавтором работаем над ее созданием. Стихи пишу я сама, а далее песню мне помогает закончить мой старейший друг и соавтор текстов Евгений Грушевский. Так как я больше филолог, самой преобразовать стихи в песню мне не удается. В совместной работе и происходит преображение. Я будто окружила себя подушечками безопасности. Со всех сторон только верные мне люди, самые близкие друзья.

 

Вторым этапом стала непосредственно запись песни на студии. Ощущение бесконечного потока энергии и блаженства – это и есть второе удовольствие.

После записи первой песни (сейчас не берусь вспоминать 2000-е годы с пробами выступать в клубе Zeppelin, уж слишком тут большой перерыв), я села в машину, закрыла дверь Rolls-Royce в свой мир и поняла, что за 15 лет я впервые сделала что-то только для себя. Не потому, что нужно или есть задачи, а потому, что я делаю что-то исключительное, только мое. Когда ты делаешь подобное, что доставляет колоссальное удовольствие, это вызывает трепет в сердце.

 

NS.: Стихи к песням вы пишите сами. Есть предположение, что вы увлекаетесь поэзией Серебряного века? Скажите, кто из представителей этой эпохи вам наиболее близок и почему?

– Я люблю поэзию, однако не Серебряного века, наверное. Из Серебряного – это Шарль Бодлер. Но мой истинный и любимый поэт – это Иосиф Мандельштам. Я его обожаю. Моя абсолютная константа – это Мандельштам.

 

NS.: Есть ли у вас автобиографичные песни, которые связаны и рассказывают истории из вашей жизни?

– Нет, абсолютно нет. Я пишу, наверное, о том, что вижу вокруг. У меня эмпирическое восприятие мира. Песни скорее не обо мне, а о том, что меня удивляет, окружает. Потому как, слава Богу, если бы я писала о своей жизни, получилось бы «муж-работа, работа-муж». Пять песен уже записаны, на подходе еще две, и у меня нет ни одной веселой композиции, хотя веселья вокруг хоть отбавляй. Как-то «по-страдатушки» смотришь на это все и пишешь об этом соответственно.

 

NS.: Легко ли вам это дается? Откуда приходит вдохновение?

– Вы знаете, мне так хорошо пишется в своем итальянском доме. У меня две роскошные пинии, я смотрю на них, чувствую их хвойный аромат, так что вдохновение приходит само собой. Как только я уложила малышей, поток мыслей ложится ровными строками на планшет. Только представьте, что было бы, если бы поэты прошлого обладали такими технологиями?

 

NS.: Аннэтэс-артист и Аннэтэс-издатель – это два разных образа? Вставая за микрофон, вы становитесь другим человеком?

– Шизофренией не страдаю, так что мама, жена, издатель, артист – это все один и тот же человек в разных ипостасях. Цельная и структурная личность может меняться в силу разных обстоятельств, скорее даже обстоятельства будут меняться под действием его натуры.

 

NS.: Аннэтэс, вы записываете альбом, какую интонацию звучания нам ждать? Чем будете удивлять?

– Для меня странно желание навешать ярлыки и расставить все по полочкам. Я как людей делю – подходит мне человек или нет, так и звучания и направления музыки. Мне нравится то, как я звучу. А мое направление – уже очень скоро куча критиков расскажут нам наконец об этом, я и сама узнаю, как называется все то мое творчество, что не дает мне спать ночами.

 

NS.: Чем занимаетесь в свободное время, как любите проводить время для себя? Часто ли при таком плотном графике работы требуется полноценный отдых и удается ли его реализовать?

– Я не разделяю жизнь на «отдых» и «неотдых». Я занимаюсь любимой работой, мне трудно втиснуть жизнь в какие-то рамки. Жизнь каждого дня состоит из чего-то хорошего и не очень. А вот отдыхать могу только в полном одиночестве. Ничье энергетическое поле не должно мне мешать. Полная и абсолютная матрица перезагрузки для меня – это книга, лучше, если на море. Этим летом у меня было много возможностей отдохнуть и перезагрузиться от московских шумов.

 

NS.: Кто ваш вдохновитель и кумир из мира музыки?

– У меня нет кумиров. Я вообще не слушаю музыку. Могу попеть чьи-то песни в караоке, но я настолько знаю, из чего состоят будни артистического мира, воочию наблюдала все их внутренние процессы, что восхищения это у меня вызывать не может. У них адские условия работы, тот социум, в котором находятся, эти люди и морально этические нормы их общества не могут позволить мне иметь какого-то кумира среди них. Тут можно обратиться к классике, пожалуй, это Шопен и Моцарт, они мои кумиры, и то потому как мертвы и дико талантливы. (Смеется.) Есть другой вид музыки, который присутствует в моей жизни, – это мантры, я слушаю Коран на арабском языке, слушаю хасидов (еврейские песни о связи с Богом), чтение их молитв, они очень красивые. Я уважаю, люблю и принимаю все религии. Поэтому самые прекрасные мелодии для меня – это молитвы.

 

NS.: На каком творческом этапе развития вы находитесь? Впереди еще много новых вершин? Какие ваши неизвестные грани личности и таланта нам могут открыться в будущем?

– Я нахожусь на самом начальном этапе, я инфузория-туфелька музыкального мира. (Смеется.) Мы можем предполагать, но я ровным счетом ничего не загадываю, как будет, так и будет. Главное, я делаю это с удовольствием и удовлетворением, да и знать будущее мы не должны. Делай что должен и будь что будет.

 

NS.: Трудно быть такой разной?

– Вообще, очень сложно себя определить: какая я? Об этом могут судить лишь люди, которые тебя знают и знают достаточно близко. Так как я человек закрытый, тех, кто может судить меня, практически нет. Хотя, если порассуждать, мне кажется, что я настолько консервативна в своей сути. Мне даже не приходится выбирать ресторан, я хожу в один и тот же уже 10 лет подряд. Я точно должна знать, какой я получу результат, и экспериментировать я не готова даже в том, что касается еды. Моя дружба – это по 20 лет. Человек, меняющий свое окружение, для меня весьма сомнителен. Он то с одной компанией, то с другой. Группа моих друзей давно состоялась, ведь, как говорят, «коней на переправе не меняют». Кто-то думает иначе, это их право и их жизнь. Я отвечаю только за свои поступки, анализ чужой жизни так или иначе превращается в осуждение.

 

NS.: Расскажите, с чего начинается ваш день? Как просыпаетесь? Как именно подбираете look? Всегда ли день спланирован до мелочей заранее?

– Я никогда ничего не панирую. Кроме встреч по бизнесу, в остальном списка на день нет. С каким я проснусь настроением и что захочу надеть – джинсы и кепку или чалму и платье в пол – тут я абсолютно непредсказуемый человек, как раз мои близкие, а особенно сестра, часто бесятся по этому поводу. Обо мне говорят: «Я – сундучок с сюрпризом, эта девочка может выкинуть все, что угодно». Я могу прямо сию минуту встать и улететь на Карибы.

 

NS.: Как вы смогли найти свою манеру исполнения?

– Тут нужно обратиться к Создателю. Все-таки длину рук и ног можно поправить и подкорректировать с помощью аппарата Илизарова, а вот мой тембр голоса – это то, за что я должна благодарить Бога. Все, начиная от музыкантов и заканчивая людьми, которые разбираются в музыке, услышав песни в моем исполнении, утверждают, что уж точно мой голос ни с кем не перепутают. А вы вот сами как думаете?

Анна Поляруш, N. S.: Определенно они правы. Без сомнений, ваше исполнение я уже не смогу ошибочно принять за чужое.

Аннэтэс: Сейчас докатимся, и я начну брать у тебя интервью, журналиста из меня палкой не выгонишь! (Смеется.)

 

NS.: Аннэтэс, расскажите, с чего начался путь к микрофону?

– Так как я училась музыке, что именно послужило толчком для меня – наверное, будете смеяться – точно определить нельзя. Мои ли занятия вокалом или классы по игре на аккордеоне? Как раз, возвращаясь к прошлому и клубу Zeppelin, после концерта, за дружеским столом, мой старинный друг с 20 летним стажем, «рыжий Иванушка» Андрей Григорьев-Апполонов, сказал, цитирую: «Анэт, после тебя стыдно выходить на сцену». Понятно, что это шутки между друзьями. Вот уже последние три года друзья напоминают мне в ультимативной форме, что я давала обещание уже три года назад спеть хотя бы на своем дне рождения. Раз уж я просрочила все сроки исполнения своего обещания, теперь давать концерт придется даже раньше дня рождения, в сентябре, коль в скором времени предстоит презентация премии Royal People Awards, и мой выход на сцену будет приурочен к этому событию. Я исполню композицию «Только для тебя», которая рождалась на протяжении 15 лет и была написана в союзе «трех родителей» – меня, Максима Королева и Евгения Грушевского.

 

NS.: Немного философии. Зачем люди сочиняют стихи и поют песни, выступают и зачем делаете это вы? Какую суть вы передаете в своем творчестве?

– Я думаю, что любой человек, который выходит на сцену, обладает неким «лишним геном». Он испытывает потребность в душевном стриптизе, который он должен демонстрировать публике. Выход на сцену рождает в нем зависимость отдавать энергию и при этом ее же и получать. Это уже необходимый артисту энергообмен. Только посмотрите, какое количество певцов и певиц, которые хорошо поют, обладают талантом, но их имен даже не помнят. Лишь артист, обладающий энергетикой и харизмой, только он и может заставить людей «повернуть свою голову в сторону сцены».

Потребность делиться, отдавать в мир лучшее – что еще может двигать хорошим человеком?

 

NS.: Какие планы на развитие творчества после выпуска альбома? Сольный концерт? Возможно, песни на иностранном языке или выход за пределы российского рынка?

– Время покажет. По возвращении в Москву я буду вести новую работу, записывая песню на английском языке. Сейчас мне предстоит выступление на премии Golden Apple в Нью-Йорке, в прошлом году ее получал Олег Газманов, до этого Эмин Агаларов, и вот теперь я. Кстати, я стала первой женщиной, кому будет вручена эта награда за издательский бизнес. Пусть и через океан, но нам удалось все-таки достучаться до коллег, и они признали нашу работу.

 

NS.: Коснемся темы вашего домашнего очага. Муж – опора? Поддерживает ваши любые начинания?

– А что ему остается? Семья – это как в анекдоте: «Изя много лет в графе “Семейное положение” писал “безвыходное”». (Смеется.) Мы сделали свой выбор и настолько любим друг друга, что у нас не возникает даже вопроса на подобные темы. Если кто-то живет иначе, хочется спросить: зачем тогда? Я избалована любовью своего супруга, его доверием и обожанием, и не знаю, что бывает иначе.

 

N. S.: Существует понятие женской самоцензуры, когда дамы осознано идут на отказ от своих удовольствий в угоду мужу или семье, быть может, работе. Вы сами или кто-то пытался загнать вас в социальные рамки? И нужны ли они современной женщине?

– Я хочу вам сказать, что если у человека нет собственного мира, то он не может посвятить его кому-то. Мы можем быть любимыми, прекрасными партнерами, но положить жизнь на алтарь? О такой жертве вас никто не просил. Ребенок тоже ведь не просит до трех лет кормить его грудью. За «одно хорошо» два раза спасибо не говорят.

 

NS.: Немного об n-Style: чем для вас работа в издательстве отличается от работы перед микрофоном? Если так можно выразиться, что вам проще дается?

– Разницы для меня между издателем, тем, как я пою или как готовлю борщ, не существует. Для меня сложно разграничить «муху туда, котлеты сюда», эти вещи абсолютно тождественны и «во главе стола» всегда это понятие.

 

NS.: Вернувшись, скажем, на 10 лет назад, какой совет дала бы себе в прошлом?

– Да никаких, все я делаю правильно, молодец девочка. Если бы я дала себе умный совет, не факт, что, вернувшись в спиральную точку «сегодня», я разговаривала бы сейчас с вами. Все я делаю хорошо, люблю себя и обожаю. (Смеется.)

 

NS.: Сегодня вы героиня номера n-Style. Как часто и корректно ли издателю в принципе появляться на обложке своего же «глянца»?

– Делаю это первый раз в жизни. Обычно, чтобы попасть на обложку, мне приходится покупать издательский дом. Мой журнал – это лучшая площадка для пиара. Я не знаю продукта лучше. Когда «Планета Фитнес» привозили Мадонну в Москву и, посчитав бюджет размещения на рекламу, получилось, что проще заплатить нам и купить промо нашего журнала, чем покупать каждую опцию в отдельности. Так и я находилась в безальтернативном варианте – заявить миру, что я запела. У меня не было выбора, и лучшего трамплина, чем n-Style, нет. Вот так бывает – сделаешь продукт, и приходится самому себе завидовать. (Смеется.)

 

NS. Съемки клипа проходили в Портофино. К слову, говорят, что в Италии много «глянца» именно для мужчин. Есть в планах n-Style выход на их сумасшедше красивый рынок? География проекта будет расти?

– Здесь и «глянцевых» мужчин намного больше. (Смеется.) А если серьезно, в этом году мы выходим на европейский рынок. Наш журнал будет присутствовать в лучших отелях Милана, Парижа, Лондона и Риги, а также в сети ресторанов Novikov Group за границей. Уже в начале этого сезона. В рамках этого события в каждой столице будут проходить презентации, и мы ищем «амбасадора» для n-Style, достойных спикеров, кто сможет представлять наш журнал в международных европейских столицах мира.

 

NS.: «Глянец» всегда неравнодушен к стилю, новым тенденциям и роскошным личностям. Вы не сходите с его страниц. Как вам удается поддерживать форму? Неужели в такой график помещается спорт?

– Во-первых, раз в неделю я даю возможность отдохнуть своему организму. Употребляю в этот разгрузочный день лишь воду. Я всегда недовольна собой, как говорят, у каждой женщины есть «один лишний килограмм». По моем возвращении в Москву я буду заниматься с личным тренером. Надо, чтобы кто-то меня заставлял в плане физики. Мне умственная нагрузка просто больше подходит. Слышали анекдот: «Если б каждому еврею платили за спорт, то не было бы свободных турников» (Смеется.) Йога тоже не для меня. Скорее даже противопоказана, во мне и так слишком много энергии, после нее я как атомная электростанция. Так что впереди консервативный классический спорт – занятия с тренером.

 

NS.: Как часто вы сталкиваетесь с понятием «плохая работа»? Или, зная аспекты различных психотипов, вы относитесь к таким вещам философски?

– Я терпеть не могу бездарность. Талантливому человеку могу простить все, но бездарность уничтожу взглядом. Что касательно работы, я крайне критична, работать со мной могут лишь перфекционисты и профессионалы своего дела. Это то, в чем я абсолютно беспощадна.

 

NS.: Дайте совет начинающим талантам. Как в полной мере реализовать задуманное? И куда двигаться в первую очередь, особенно если человек кладезь талантов?

– Иди к своей цели, не можешь идти – ползи, не можешь ползти – ляг в ее направлении. Я не верю в то, что нельзя добиться какой-то цели. Если перед тобой стоит задача, ты вменяемый, то трудом всегда добьешься желаемого. Я не верю, что может быть иначе. Посмотрите, достаточно просто трудиться. Выбрать одно главное направление и развиваться в нем. Количество мишеней не может быть, скажем, 25. Когда люди начинают качаться на качелях, здесь попробовала, там попробовала, как правило, они ничего не добиваются, так как дорога к цели долгая и кропотливая.

 

NS.: Вы считаете себя счастливым человеком? Что такое для вас счастье?

– Каждый день я просыпаюсь и благодарю Бога, иду спать и снова благодарю. Все, чего я добилась, – это не полностью моя заслуга. На «Титанике» у пассажиров было все, кроме удачи. И здесь, я считаю, прежде всего это заслуга Всевышнего и его любви ко мне. В любом другом случае шансов у меня бы не было.

 

Прочитано 375 раз