Вывожу на экран ноутбука эти строки и испытываю приятное волнение - слово главного редактора я пишу впервые. Сложная, творческая работа, новый ритм жизни, захватывающие интервью и интересные встречи. Изменится ли журнал с моим приходом? Если и да, то незначительно– в том виде, как он представлен сейчас, журнал издается и вызывает интерес уже 10 лет – круглая дата говорит сама за себя. Вероятно, мы разнообразим содержание, добавим интерактивную деятельность вне журнала – качественно изменится наш сайт, запланировано проведение интеллектуальных вечеров, благотворительных мероприятий. Мы по-прежнему останемся интересны нашим постоянным читателям, стараясь при этом привлечь и новую аудиторию.

Открытие новой страницы жизни – момент ответственный и серьезный, но может быть растянут во времени и носит несколько виртуальный характер: наше человеческое «начнем с понедельника» умаляет ответственность «реформатора» собственной судьбы перед каждым предстоящим началом недели. Мы надеемся, что впереди - почти бесконечность и поздно не будет никогда…

Иное дело, открывать страницу печатного издания словом главного редактора - договор с прописанными обязательствами лишь одной из сторон. Мысли и эмоции уже одеты в разнообразные ткани слов и изменить что-либо в дебютном появлении теперь невозможно.

Визуализированное, напечатанное слово – это уже материя из разряда вечных. К нему можно вернуться и переосмыслить. Как к фотографии, неожиданно выпавшей из давно прочитанной книги. Мы медленно рассматриваем этот старый снимок и всегда невольно улыбаемся такому знакомому, но уже такому далекому отражению. Мы непременно улыбаемся, пытаясь вспомнить, какими мы были это энное количество лет назад, кто нас окружал, что нас увлекало, о чем мы мечтали… Воспоминания мерцают, будто грани бриллианта в лунном свете: дед показывает мне что-то, отец раскинул руки для объятий, шаловливый и вопрошающий взгляд брата, родная улыбка еще маленького сына, глаза человека, вдруг ставшего самым желанным, и в них – отражение моей любви...

Вам, любимые мужчины, мы посвящаем этот номер.

Татьяна Беляева

 

Главной задачей на посту главы исполкома попечительского совета ГМИИ им. Пушкина я считаю укрепление его позиций в музейном сообществе и мировой культуре

Наши клиенты из России покупают в Латвии недвижимость, начинают здесь жить и через некоторое время часто обращаются к нам с просьбой оказать им поддержку в приобретении картин, скульптур и других предметов искусства, в окружении которых им было бы приятно жить и работать

«Мы хорошо знаем, как работать в Москве»

Александр Гафин — о банке Rietumu, искусстве, Пушкинском музее и различиях в жизни между Москвой и Латвией.

Александр Гафин — член наблюдательного совета банка Rietumu (Латвия) — персона, известная и в банковских кругах, и среди бомонда, и у широкой публики. До того как заняться развитием бизнеса латвийского банка, он много лет был вице-президентом Альфа-банка. Кроме того, занимался организацией гастролей звезд мировой поп-музыки, не оставлял своего хобби — литературы. За заслуги перед Русской православной церковью награжден орденом Святого Сергия Радонежского IIIстепени. Для выпуска, посвященного Москве, Александр Дмитриевич рассказал журналу «Уездъ» о своей текущей деятельности, о своих новых проектах и о том, чем отличается жизнь в столице от жизни на берегу Балтийского моря.

 

 

— Александр Дмитриевич, какие крупные проекты, осуществленные в Москве за последние четыре года, Вы назвали бы самыми значимыми? Как, на Ваш взгляд, изменился облик города, его культурная среда?

 

Если говорить о проектах в области культуры, то это гастроли двух крупнейших латвийских театров — оперы и Национального драматического театра. Оба проекта в этом году состоялись в Москве при поддержке банка Rietumu. Эти события вызвали значительный интерес, и столичная театральная общественность и зрители очень тепло принимали латвийских артистов.

 

— Как откликнулись на этот проект московские зрители? Планируете ли Вы в обозримом будущем подобные проекты?

 

Гастроли прошли при полном аншлаге, московский зритель принял их, как говорится, «на ура». Такой успех был ожидаемым. Латвийский театр привез в Москву постановки хорошо известных в России режиссеров. Это были «Войцек» Кирилла Серебренникова, являющегося частым гостем в Латвии, и «Старуха» по произведениям Хармса в постановке уроженца Риги Влада Наставшева, который сейчас много работает в России. Так что московский зритель, с одной стороны, шел на спектакль с вполне определенными ожиданиями, а с другой — сохранялась интрига: в ведь постановках были заняты рижские артисты, с игрой которых многие российские театралы на этих гастролях познакомились впервые.

 

Латвийская театральная школа всегда отличалась самобытностью и профессиональным уровнем. Она вобрала традиции классического театра — и русского, и европейского. Но при всем этом латвийский театр оригинален и вполне самостоятелен, он идет своим путем, здесь сложилась хорошая актерская школа, работают великолепные сценографы. В настоящее время банк рассматривает несколько новых перспективных проектов в плане российско-латвийского культурного сотрудничества.

Хочу отметить, что и опера, и театр гастролировали в Москве после большого перерыва, и московская публика довольно долгое время не имела возможности следить за той интереснейшей эволюцией, которую пережила, например, Латвийская опера. Сегодня это один из самых ярких и оригинальных музыкальных театров Европы — со своим характером, узнаваемым стилем, в котором органично и небанально сочетаются классика и европейский модернизм нашего времени. В свою очередь, Национальный театр — один из старейших в Латвии (можно даже провести какие-то параллели с российским Малым театром) — привез в Москву весьма авангардные постановки известных в России режиссеров.

 

Одним из наиболее заметных проектов Rietumu в России стала выставка работ политика и фотохудожника Яниса Круминьша «Моя Латвия», которая с успехом прошла и в московском «Гоголь-центре», и в Санкт-Петербурге на Мойке. Эта выставка интересна как в познавательно-историческом плане — она отражает трансформацию Латвии на протяжении нескольких десятилетий, так и с художественной и даже политической точки зрения. Янис Круминьш — уникальная личность: это не только талантливый фотограф, но и влиятельная фигура в политической и деловой элите страны.

 

Хочу отметить, что Rietumu активно работает и на встречном направлении латвийско-российского культурного обмена. Мы уже десять лет являемся партнерами российского театрального фестиваля «Золотая маска» в Латвии, а этим летом в рамках гастролей в Латвии Мариинского театра поддержали открытую трансляцию в Риге оперы Родиона Щедрина «Очарованный странник» в стиле популярного в Европе openair.

 

— Rietumu — крупнейший частный банк Балтии. Чем вызван его интерес к российскому рынку банковских услуг, в частности московскому? Как за те годы, что банк работает в России, изменилась его клиентская база — каков их портрет, их инвестиционные предпочтения?

 

Rietumuпо своей бизнес-философии — корпоративный частный банк, обслуживающий международный бизнес и состоятельных персон. Наши клиенты активны по всему миру, но понятно, что значительная их часть в силу общей истории, географической близости, а также языка и ментальности связана с Россией. Среди них — компании из сферы торговли, транспорта и транзита, промышленности, судоходства, строительства и девелопмента, шоу-бизнеса и других отраслей.

 

Являясь европейским банком, мы предоставляем клиентам как полный операционный сервис, так и кредитные ресурсы для инвестиций в проекты в России;очень востребовано и торговое финансирование международных грузоперевозок. В свою очередь, владельцы и ведущие менеджеры таких компаний часто становятся и частными клиентами Rietumu.

 

Обслуживая операции своих клиентов с Россией и в России, Rietumu работает в вашей странеуже более 20 лет, в Москве действует представительство банка. У Rietumu в России много партнеров; за эти десятилетия сформировалась клиентская база, которая постоянно расширяется, особенно среди трансграничного бизнеса. Например, сегодня мы активно развиваем такое направление, как обслуживание компаний в сфере интернет-бизнеса, электронной коммерции, и видим на российском рынке большой потенциал.

У нас есть положительный опыт финансирования проектов в Москве. В отличие от многих иностранных банков мы хорошо знаем, как работать в Москве и в России, и не боимся так называемых политических рисков, которыми пугают бизнесменов многие западные политики.

Отмечу, что с каждым годом Латвия становится все популярнее среди россиян, желающих получить вид на жительство в ЕС. Уже больше 1 тыс. наших зарубежных клиентов при поддержке Rietumu оформили вид на жительство в Латвии, приобрели недвижимость в Риге и Юрмале и в дополнение к этому получили возможность свободного безвизового перемещения по всему Шенгену для себя и своей семьи.

 

— Некоторое время назад Rietumu включил в свой пакет предложений арт-бэнкинг — для тех, кто готов приобретать искусство в инвестиционных целях. Насколько популярно это предложение? Откуда берутся предметы искусства для инвестиций?

 

Консультации и поддержка наших клиентов на рынке искусства — это исключительно индивидуальные услуги для тех, кто интересуется этой сферой, причем не только с позиций инвестора.

 

Интересная картина складывается в последние годы: наши клиенты из России покупают в Латвии недвижимость, начинают здесь жить и через некоторое время часто обращаются к нам с просьбой оказать им поддержку в приобретении картин, скульптур и других предметов искусства, в окружении которых им было бы приятно жить и работать. У нас уже сложились хорошие отношения с галереями и аукционами, так что при поддержке банка предметы искусства можно приобрести как напрямую у их владельцев, так и через галереи, латвийские и зарубежные аукционы, а также во многих случаях провести экспертизу и реставрацию работ.

 

Нужно отметить, что клиенты, приобретающие произведения на зарубежных рынках, обычно вскоре после первых шагов начинают действовать самостоятельно, — конечно, в этом случае речь идет уже о серьезных покупках, как в коллекционных, так и в инвестиционных целях. Кстати, сам Rietumu располагает крупнейшей корпоративной коллекцией произведений искусства в странах Балтии, которая постоянно пополняется.

 

При этом я не считаю, что предметы искусства следует рассматривать исключительно с инвестиционной точки зрения, — для вложения капитала с целью дальнейшего роста и получения дохода существует множество других, более простых и прогнозируемых вариантов. Рынок произведений искусства достаточно непредсказуем, и, как показывает история, самыми удачливыми инвесторами на нем порой становятся те, кто действительно любит искусство, интересуется им и формирует свою коллекцию, руководствуясь личным вкусом и пристрастиями.

 

— Не так давно Вы возглавили исполком попечительского совета ГМИИ им. Пушкина. Какие задачи стоят перед ГМИИ сегодня? Как бы Вы определили направление работы и основные задачи на этом посту?

 

Московский музей имени Пушкина с его великолепными коллекциями и уникальным научным коллективом по праву входит в мировую музейную элиту. Этот авторитет складывался на протяжении десятилетий, и в истории музея было немало легендарных выставок и уникальных проектов, которые способствовали сближению стран, народов и культур, зачастую прокладывая при этом дорогу политикам и дипломатам.

 

Работать в попечительском совете этого музея для меня большая честь и ответственность. Главной долгосрочной задачей на новом посту я считаю создание наилучших возможностей для дальнейшего развития музея, укрепления его позиций в музейном сообществе и мировой культуре.

 

Среди основных тактических целей — пополнение коллекций в соответствии с планами, утвержденными попечительским советом в середине этого года, а также реализация архитектурно-градостроительной концепции развития музея.

 

— Что на данном этапе связывает Вас с Москвой? Деятельность Rietumu, должно быть, означает довольно частые и продолжительные поездки в Прибалтику. Какое из этих мест, на Ваш вкус, лучше подходит для жизни — Москва с ее ритмом или Прибалтика с ее размеренностью? Что Вы предпочитаете лично для себя и семьи?

 

Поскольку Rietumu обслуживает преимущественно международных клиентов, многие из которых работают в России, я достаточно много провожу времени в Москве по делам. Долгие годы я жил в этом городе, но несколько лет назад, когда начал работать в Rietumu, с радостью воспользовался возможностью поселиться в Латвии, в Юрмале.

 

Москва — хорошее место для бизнеса, но не для нормальной жизни. Латвия для меня практически идеальная страна: спокойная, цивилизованная Европа, где люди близки мне ментально, при этом тут я могу общаться на русском языке и не чувствую себя в изоляции.

 

В Латвии есть все, с чем ассоциируется ЕС: демократическая система государственного управления, стабильное законодательство, работающая судебная система, спокойная даже по европейским меркам социальная обстановка. Для Риги характерна мультикультурная атмосфера — неслучайно в этом году она стала культурной столицей Европы. Кстати, в последнее время Рига популярна и у молодежи, я бы сказал, что она становится одной из европейских столиц хипстеров, сюда с удовольствием в любое время года приезжают и мои дети. Учитывая, что я очень люблю путешествовать, меня радует и тот факт, что из аэропорта Рига легко попасть в любую точку мира.

 

Кроме того, я очень ценю здесь вежливость и повсеместно прекрасный сервис, отсутствие бюрократии — в Москве все это представить себе невозможно. И, конечно, природа, море и многокилометровые песчаные пляжи — всем этим Латвия может по праву гордиться. В Юрмале я круглый год бываю на море, и это действительно замечательно. А еще тут отличная экология, и повсеместно можно купить прекрасные свежие продукты. Все эти вещи, которые для местных жителей являются само собой разумеющимися, у многих приезжих вызывают приятное удивление.

 

Как опытный путешественник могу сказать, что и по общему уровню культуры, и по качеству жизни Латвия превосходит очень многие страны, поэтому я искренне рекомендую выбирать ее для жизни и своим друзьям, и деловым партнерам.

Виктор Бондаренко, издатель, бизнесмен, известный коллекционер: «Национальность определяется принадлежностью государству».

Текст: Татьяна Короткова

Так получилось, что к самостоятельной жизни он привык с 14 лет: жил в квартире один – после смерти матери не захотел войти в новую семью отца. Благополучно окончил школу, поступил в Харьковское гвардейское высшее танковое командное училище, но комиссовался после второго курса по состоянию здоровья и переехал в Москву. Извечный русский вопрос «что делать?» перед ним не стоял никогда. Обладая критическим мышлением, он с юных лет трезво оценивал действительность, мечтал жить в свободной стране, строил свою судьбу не по советскому шаблону. Видимо, подростковая закалка независимостью и заложила тот фундамент, на котором Виктор Бондаренко воздвиг здание своей биографии.

В 1978-м эмигрировал на Запад. Но на перестроечной волне 1980-х вернулся в СССР. Казалось, страна меняется…

Компания Виктора Бондаренко, основанная в США, громко заявила о себе первой же «советской» акцией: в апреле 1989-го на Красной площади встал парад лимузинов. А в 1991-м издатель Бондаренко выпустил первый «глянец» в Союзе - «Паспорт в СССР». За ним последовали журналы («Военный парад», «Автошоп», «Стас», «Материнство», «Вестник Российской ассоциации акушеров-гинекологов», «Детский доктор: Вестник Союза педиатров России») и серии монографий и многотомных каталогов по продукции оборонного комплекса. Вклад В. Бондаренко в популяризацию военно-технических достижений СССР трудно переоценить…

Так называемое «восстание черной сотни» на Манежной площади в 2010 году, с его лозунгом «Россия для русских», многих заставило задуматься над фундаментальными вопросами. Что есть нация? Кто – мы, проживающие на территории России? Русские? Русскоговорящие? Россияне?

Для Виктора Бондаренко ответ ясен.

N.S. Виктор Александрович, приведу цитату. «Вы, небось, думаете: расчувствовался немец. Но я, честное слово, русский и по-немецки даже не говорю. Отец у меня православный». Чехов, «Три сестры». Так кто же мы, живущие в России?

-Мы живем в Российской Федерации. Это не СССР и не Российская империя. Это совершенно другое образование и по форме государства, и по форме государственного правления, и по форме политического режима. В нашей стране - более 180 этносов. И русские – лишь один из этносов, хоть и самый многочисленный. Утверждать что Российская Федерация - это страна русских, страна православных, значит вести ее к развалу по югославскому сценарию. По-моему, те, кто строит так называемый «русский мир» - враги Российской Федерации.

N.S. То есть «русский» национализм в вашем понимании так же опасен, как бомба замедленного действия? Нельзя не вспомнить слова Владимира Путина, что у русских «создан мощный генетический код»…

-А у бурят - другой «генетический код»? А у этнически русских граждан Украины, Канады, Бразилии - другой «код» относительно русских, проживающих в России? Вопрос для института имени Сербского. Внушать людям, которые в 21-м веке не имеют нормального водопровода и получают зарплату на уровне Африки, что они – народ-богоносец с особой душой, я считаю – это чистый нацизм. Для большинства стран понятие «нация» отделено от понятий «этнос» или «раса». Национальность определяется принадлежностью государству. Независимо от этнической принадлежности в Германии живут германцы, во Франции - французы, в Италии – итальянцы, в Великобритании – британцы, в США – американцы.

N.S. Так что есть нация? И как определять национальность? По анализу крови, может быть?

-Нет, только по гражданству. У вас есть паспорт и у меня есть паспорт – и это единственное достоверное доказательство вашей и моей национальной принадлежности. В России в одном слове смешались биологический и политический аспекты. И это нам слишком дорого обходится. А все просто: мы с 1991 года - граждане Российской Федерации независимо от цвета кожи и разреза глаз. Владение паспортом предполагает – ты гражданин этой страны. И вопрос межнациональной розни снят, все равны. Нет необходимости проводить границы внутри государства или доказывать национальность с автоматом. Нужно просто убрать деление Федерации по национальному признаку. Если вы переезжаете на ПМЖ в Великобританию или Америку – через положенный срок получаете паспорт британки или американки. Если вы живете в России, вы – россиянка... Когда Украина отделилась в независимое государство – появилась украинская нация. Когда Грузия отделилась – появилась грузинская нация. Якуты решат отделиться – будет якутская нация. Нация в государстве может быть только одна. У меня есть идея провести общенациональную объединяющую promotion-кампанию. Представьте, что с миллионов экранов телевизоров в российских домах увидят: калмык, бурят, татарин, чеченец, еврей, русский – представители ста восьмидесяти этносов, проживающих на территории России, и у каждого в руке – паспорт Российской Федерации. Слоган: «У тебя и у меня - один паспорт». Гуманно? Согласитесь, если у тебя лицо татарина, глупо кричать: «я - русский». Но совершенно нормально сказать о себе «я – россиянин, гражданин России».

N.S. Термин «национализм» происходит от слова «нация», но, видимо, все нации понимают национализм по-своему. Для немца это совсем не то, что для еврея…

-И, тем не менее, в Германии, например, никому не придет в голову выставлять титульной нацией пруссов как наследников истории Королевства Пруссия. А у нас Глава государства, заявляя, что «мы имеем все основания говорить о российском народе как о единой нации», утверждает «особое предназначение» «русского мира». Так надо определиться. Какой мир мы строим? Русский? Российский? Ведь в Российской Федерации есть еще тюркский мир, есть еврейская автономная область, есть буддистские республики. Почему мы не защищаем наших соотечественников черкесов, скажем, в Турции – там их несколько миллионов человек, но вдруг решили, что «Крым наш», «русский»? С тем же основанием он «грузинский». Там воевали все народы Российской империи и СССР. Почему вдруг один из пятнадцати «сыновей», пусть самый большой по весу, когда «папа умер», решил что этот «кусок» его, а не других четырнадцати братьев? Ну а если мы говорим о правопреемственности, тогда уж давайте сразу объявим себя правопреемниками Византийской и Римской империй. Кстати, русские не были в большинстве в СССР. Вот написал какой-то недалекий человек «Севастополь - гордость русских моряков», и у меня вопрос – разве был русский флот, русская армия? Нет. Был российский флот. И российская армия. И если мы не поймем, наконец, разницу, наши дети, вместо того, чтобы искать мирную форму сосуществования, будут воевать из-за путаницы в понятиях. Но для того, чтобы разобраться в этих вопросах, нужно сначала человеком себя осознать. Все начинается с прав человека. Откройте учебник по теории государства и права: есть права человека первого поколения - гражданские и политические. Есть права второго поколения - культурные, социальные, экономические. Так вот, в нашем отечестве почему-то во все времена предлагаются права второго поколения, которые имеет и моя собака: я ее кормлю, лечу и выгуливаю, и никогда - права первого поколения. Помните Маугли, которого макаки в известном мультфильме называли «страшной лысой обезьяной»? Пока Маугли не заявит свои гражданские и политические права, он остается приматом. Самосознание – вот с чего начинается человек. А при тоталитарных и авторитарных режимах человека всегда стремятся сделать частью стада – вынуждают мыслить и действовать, как все.

N.S. Русская идея уже у Достоевского и Владимира Соловьева имеет религиозную подоплеку. Уместно ли сегодня считать православие объединяющей силой?

-Если определять «Бога» как нечто вечное, необъятное, неделимое то, видимо, мы говорим о природе. Я могу ответить на ваш вопрос только с моей нынешней позиции агностика. Да, меня крестили в православие после рождения. Да, мои бабушка и дедушка по линии отца были верующими - певчими в церкви, там и познакомились. И моя бабушка по линии матери всегда была верующей. Но я придерживаюсь мнения, что православие с истинным христианством не имеет ничего общего и является античеловечным, антинародным и антихристианским.

N.S. То есть?

-Церковь отрицает права человека, поддерживает понятие «народ-богоносец». А это уже антихристианство, ибо, как говорит апостол Павел, «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос». По-моему, этим все сказано. Сегодня в России совершается антиконституционный переворот: наше светское государство пытаются сделать православным. Церковь всюду: в школе, в армии, в тюрьме. Но Россия проскочила эпоху Возрождения, эпоху гуманизма, аутентичный «русский мир» выглядел очень неприглядно. Почти до 18 века в России не было создано ничего, темень православная, пока Петр I не привез «вакцину цивилизации». И, заметьте, за ней он поехал не в Первый и Второй Рим, а в современный ему англосаксонский мир, туда, где уже были науки, водопровод, медицина, искусство, право и «Математические начала натуральной философии» Ньютона. Вот я смотрю сейчас в окно на тающий снег, на эту грязную воду. Как много воды в природе. И я думаю: в великом красном вине 90% воды, но эта вода – «великая», она смогла подняться над своей «водностью» и стать основой благородного напитка. А если эти 90% воды начнут «кичиться» своим величием и своей «титульностью», они погубят все вино. Так и «русскость» может уничтожить «российскость».

N.S. Ваш проект «Духовная брань» с выставкой живописи Жени Мальцевой не так давно наделал много шума. А ведь ровно сто лет назад «амазонка авангарда» Наталья Гончарова эпатировала российское общество своим циклом «Евангелисты». Надо ли понимать «Духовную брань» как вызов церковной цензуре?

-Гончарова, кстати, теперь признанный художник мирового уровня… В 21-м веке я создал три проекта, от которых Россия «вздрогнула»: «deisis/Предстояние», «Россия для всех» и «Духовная брань». Все они – приглашение к диалогу по проблемам, о которых мы сейчас говорим: права человека, национальный вопрос, отношения с Богом. Небольшое отступление. Я собрал по признанию ведущих специалистов лучшую частную коллекцию икон. Хотел показать, что русская иконопись шла в ногу со всеми европейскими трендами: в ней присутствуют почти все художественные стили. И я показал это - продемонстрировал своим собранием икон с 15 века до начала 20-го века. И вот в 1999-м году меня вдруг осенило: а как сегодняшний иконописец писал бы сакральные образы?Ведь специалист определяет «на глаз» время создания иконы благодаря тому, что изограф выкладывал на плоскость все свои переживания в контексте эпохи. В дальнейшем традиция могла бы продолжиться, если бы в 1917-м большевики не «абортировали» религиозное искусство. И я решил создать проект современного иконостаса глазами человека, живущего во времена ядерных, цифровых технологий, мобильной связи. Научно-технический прогресс должен был отразиться и в изображении Бога! А для воспроизведения священных образов разных эпох художники использовали все доступные инструменты и материалы: золото, серебро, платину, дерево, металл, холст, кость, перламутр.Наверное, сегодня они бы использовали новейшие технологии… Отвечаю на вопрос: вызова не было – была предложена версия. И как мое продолжение размышлений на темы бытия появились проекты с Дмитрием Гутовым - «Россия для всех» и с Евгенией Мальцевой – «Духовная брань».

N.S. Кто из персон мирового масштаба оказал на вас наибольшее влияние и чем?

-Безусловно, Лютер и его «95 тезисов». С них началась Реформация и история протестантизма. Тезисы дали импульс к созданию капитализма и того правового общества, которое унаследовал свободный мир. А апофеозом этой свободы для меня остаются Соединенные Штаты Америки. Вдумайтесь: американской цивилизации каких-то 230 лет. Но США, при наличии не меньшего количества этносов, чем у нас, имеют оборонный бюджет, суммарный остальным странам мира. И контролируют этот мир. Американское понимание нации «American nation» неотрывно от государственности. Наверное, что-то у них там правильнее. Может, нам следует у них поучиться?

N.S. Вы открыто говорили в своих интервью, что предпочли бы появиться на свет не в СССР, а в другой стране. Сейчас, когда так злободневны украинские события, эта мысль, видимо, приходит чаще, ведь родом-то вы из Харькова…

-Да, мама - русская, папа - украинец. Поэтому, все, что происходит на Украине, я вижу как современное «Ледовое побоище»: битва западной цивилизации против ордынского уклада жизни. Историками умалчивалось, что князь Александр, прозванный Невским, кровник старшего сына хана Батыя, привил Руси ордынский менталитет и стоял за ордынские ценности. Но это факт. И симптоматично то, что Александр Невский сегодня – «Лицо России». «Конкурировал» в проекте со Сталиным…

N.S. Критерии добра и зла условны и не постоянны в зависимости от эпохи, вам не кажется?

-Я не собираюсь жонглировать категориями «хорошо/плохо». Существует истина, ее только нужно хотеть увидеть. В двадцатом веке был поставлен «научный эксперимент»: Германию искусственно разделили на ГДР и ФРГ. Взяли древний народ и ввели «нашу» - ордынскую азиатскую «операционную» систему, с одной стороны, и европейскую - с другой. Люди, часто с риском получить пулю в спину, прыгали через стену с востока на запад, и никогда – наоборот. А еще более показателен другой пример: Корея. Народу более 3000 лет. Его разделили на два государства. В одну часть привнесли наши ценности, в другую – западные. В результате в Южной Корее – расцвет экономики, высокий уровень жизни, уважение к личности. В Северной Корее - насилие над личностью, отсутствие прав человека, полуголодное существование и марширующий под портретами лидеров народ, передаваемый как стадо от отца к сыну, от сына к внуку. В Библии написано, что Бог создал человека по образу и подобию своему. Но не все задумываются над тем, что Богу нужны свободные люди и не нужны рабы божьи. Почему я в 14 лет отказался вступать в ВЛКСМ и, будучи уже курсантом военного училища, шагая на параде в честь 50-летия Октябрьской революции, оставался не комсомольцем? Наверное, с острым ощущением, что ты человек, а не тварь дрожащая, «колеблющаяся с линией партии», надо родиться...

N.S. Вернувшись после десяти лет эмиграции, что чувствовали?

-Первый раз приехал в декабре 1988-го. И будто не уезжал: в Шереметьево – наглые физиономии пограничников, на улицах Москвы – какие-то затравленные недобрые лица. Конечно, жизнь делает наших людей такими, но контраст бросается в глаза. Я был патриотом, верил, что после распада СССР страна встала на гражданский путь развития, верил в будущее, хотел показать миру достижения, созданные моей культурой. Конечно, любое коммерческое предприятие должно зарабатывать деньги. Но для меня издательская деятельность, если вы обратите внимание на названия журналов, была гражданским поступком. Меня предупреждали специалисты: пройдет десять лет, и у нас некому будет собирать самолеты… Но я-то верил…

N.S. Сейчас вы - разочаровавшийся человек?

-Да, признаю это. Я считаю себя обманутым в надеждах. Да, я окультурен другой цивилизацией. И когда вернулся сюда, пришлось снова «менять кожу». Но вот мне уже за шестьдесят. И я не желаю снова уезжать отсюда. Пятьсот лет на всех российских символах Георгий борется с гадиной, а гадина еще не побеждена. Она живет, и будет жить в России, пока не уничтожены институты этой гадины и «гаденыши», которые вчера были секретарями ВЛКСМ и КПСС, а сегодня стали православными губернаторами, депутатами, сенаторами, вчера жгли церкви и ловили в университетах девочек с крестиками, а сегодня сами с крестами и неистово молятся... В общем, смотрите фильм «Левиафан»…

  1. Вступать в брак только по любви.

  2. Никогда не относиться к брачному контракту как к «гадости», которую надо избегать. По сути, брачный контракт уже предоставлен нам самим государством и изначально обусловлен разделом имущества 50/50. Он уже есть, но его можно и подправить, что, кстати, служит хорошей «лакмусовой бумажкой» для проверки отношений – в моем кабинете ругались много раз, начиная согласовывать этот важнейший документ.

  3. Вступая в брак, обязательно договоритесь о том, что «третья сила» - родители, друзья и прочие доброжелатели – не имеет права вмешиваться в отношения вашего брачного союза. Это крайне важно!

  4. Самое главное в браке (этот пункт следует из предыдущего) – это система коммуникаций. Не следует ничего таить: рассказывайте друг – другу все, что вы хотите, как вы хотите, но не таите в себе ни желания, ни недовольства, потому, что они неизменно будут накапливаться и, чем больше невысказанного, тем сложнее будет назвать отношения счастливыми.

  5. Никогда не стесняться, если внутри вашего союза возникают проблемы, прийти к тому, кому вы доверяете в суждениях. Это может быть раввин, адвокат, священник. Ваша вовлеченность в процесс может помешать вам дать правильную оценку происходящему. Со стороны же всегда виднее.

  6. Взываю к женщинам - избавьтесь от заблуждения N 1, что детьми можно удержать. Это неправда. Дети никогда не удерживают.

  7. Избавьтесь от заблуждения N 2, которое кроется в часто звучащей фразе, лично для меня абсолютно неприемлемой к восприятию ни при каких обстоятельствах (а слышу я ее сплошь и рядом), фраза, которую я терпеть не могу: «Я родила ему ребенка!». Сама по себе эта фраза ужасает! Если женщина считает себя автоматом, который выбрасывает Кока-Колу в бутылках, так он заберет эту бутылку Кока-Колы и уйдет. Ты не рожала ему, ты – женщина, ты – мать!

  8. Обращаюсь к обоим супругам, решившим все-таки разорвать брачные отношения: всячески избегайте скандалов и ругани, потому что есть стряпчие, на которых стоит свалить это дело и забыть эту историю в плане выяснения отношений. Доверьтесь профессионалам.

  9. Всегда старайтесь расстаться в хороших отношениях, потому что вас что-то связывало – от общих друзей до общей постели. История вражды Монтекки и Капулетти, не проходящая всю жизнь ненависть друг к другу, ни к чему хорошему не приведут.

  10. Оставаясь с бывшим партнером в дружеских отношениях, никогда не говорите о нем/о ней плохо или пренебрежительно, так как: вы будете совершенно по-другому относиться и к себе, и к миру, всякое бывает в жизни, но нельзя вычеркивать из прошлого хорошее. А хорошее всегда в отношениях было! Следующий шаг в жизни надо делать с «правой ноги» и уверенно, что можно только тогда, когда за собой оставляешь мир и согласие. В душе и в отношениях.

Текст: Татьяна Беляева

Снежная буря, пришедшая с Балтийского моря, накрыла в этот день город. Вырвавшись из плена тех, кто не ждет наступления зимы в конце декабря, я свернула в известный переулок, вышла из машины. Легко взбежав по заботливо расчищенным ступенькам, как бы вскользь мысленно поприветствовав двух исполинов у входа (уже не помню, за что их так наказали), взмыла вверх по красной ковровой дорожке, минуя охранника, не задавшего мне почему-то ни единого вопроса. Влетев в распахнувшуюся дверь Сим-Сима, оказалась в приемной, где, к моему несказанному удивлению, увидела не рыжеволосую Геллу, а собранного вида молодую женщину, выглядевшую именно так, как положено помощнице известного адвоката.

«Не то время суток», - пронеслось в голове.

Не успев рассмотреть все, что было развешено на стенах приемной, – взгляд задержался на цветных гравюрах - услышала ожидаемое «проходите». Я вновь переступила порог кабинета, в котором уже когда-то была, но при совершенно других обстоятельствах.

Он, спокойно положив на стол документ, который внимательно изучал еще некоторое время после моего появления, медленно поднял голову, удивился глазами, не стал этого скрывать и спросил: «Сколько лет назад вы были здесь? Чем все закончилось?». И добавил: «Вы совсем не изменились, прямо «портрет Дориана Грея» какой-то. В чем секрет?».

Меняются коллекции, меняются обстоятельства. Меняются ли люди? Не мне судить.

Атланты все так же держат небо на каменных руках.

 

N.S. Александр Андреевич, расскажите о себе. Но не о биографических моментах вашей жизни, а о вашей личностной системе ценностей, взглядах на мироустройство, верованиях. Многие факты вашей биографии наши читатели знают из ваших же интервью, к тому же у вас ко всем прочим коллекциям теперь есть и коллекция рассказов, хорошо известных российской публике. Так позвольте полюбопытствовать: сколько в них художественного вымысла, а сколько правды?

-Все, что написано в рассказах – было, есть и дай Б-г у кого-нибудь также будет! Например, «Два часа в отеле Хилтон» - это абсолютнейшая правда, там вообще нет слова вымысла. Понимаете ли, в чем дело, люди, в основном, смотрят на мир прямо; сквозь свою собственную призму, но прямо. А я смотрю через призму и одновременно через «клизму». Мало того, что я смотрю прямо, будучи адвокатом и таким, знаете ли, коллекционером «всяческим», включая «коллекцию отношений», которая мне больше всего интересна, я вижу еще и изнанку. И поэтому, когда что-то происходит, я рассматриваю события с двух полюсных сторон, что доставляет мне удовольствие. Из этого складывается мой юмор и слог. Мой рассказ «Правда, ничего кроме правды» как раз об этом: в конце герой звонит своей жене и говорит абсолютную правду – он действительно едет по делам, действительно ночует в старье, и ночью ему то жарко, то холодно – ни одного слова не сказал неправды. Хотя на самом деле герой путешествует со своей любовницей и останавливается на ночевку в шикарных старинных замках. Что люди хотят принимать за фантазию, пусть принимают. Их право.

N.S. Вы упомянули «коллекцию отношений».

-Самое главное в жизни – это общение с людьми. Абсолютно самое главное. Оно может быть любое – сидя, лежа, стоя. Даже коллекции, которые я собираю… Это все-таки предметы, они хоть и говорят, но немного. Но, когда показываешь что-то человеку, видишь его глаза, видишь в них вопросы или не видишь их, слышишь или не слышишь его мнение, коллекция приобретает новый добавочный смысл, становясь средством общения, средством выстраивания отношений. Я из семьи коллекционеров в пятом поколении – все что-то усиленно собирали. Мне это передалось генетически.

N.S. Раз уж вы упомянули о семье родителей, расскажите о них.

-Мой прадед по отцовской линии был раввином. Я его не застал, но езжу к нему на могилу. Его фотографии у меня хранятся до сих пор. Прадедушка со стороны мамы был ювелиром–оптовиком. Он обожал свою дочь – мою бабушку, и, конечно, надевал на нее все, что только можно было надеть. Одна семья не очень воспринимала другую. Одни – торгаши, а другие – люди интеллигентные и духовные: одесский раввин, в общем, это человек серьезный. Ведь кто такой раввин? Меня же сейчас тоже кто-то называет раввином. Что мне очень симпатично. У евреев нет церковной иерархии – она как таковая отсутствует. У нас есть люди, которые в силу каких-либо обстоятельств могут других чему-то научить. У иудеев считается, что наивысшее звание, которое может получить человек на земле – это учитель. Ты можешь быть несметно богат, но быть полным «идийотом», как сказали бы в Одессе. А вот когда к тебе приходят за советом, только тогда ты понимаешь, что чего-то достиг. Кстати, у китайцев, по-моему, то же самое. Раввин – это тот человек, к которому идут за советом. Когда ко мне приходят сегодня, то в шутку говорят: «Реббе, подскажи что-нибудь…».

N.S. Вы учите не только «близкий круг», но и занимаетесь активной лекторской деятельностью. Вам нравится преподавать?

-Несколько лет назад – уже десять или пятнадцать - я понял, что мне нравится учить. Мне нравится рассказывать, мне нравится делиться. Например, я учу играть в гольф, а это самое сложное – научить ощущениям, передать чувства. Когда я читаю лекции, я очень люблю, если меня перебивают – значит, слушают, и интересно. А когда копят в себе вопросы под конец – это уже вторично и скучно. Когда я начал читать лекции, то понял, что ты учишься от зала так же, как и учишь сам – он безумно питает тебя энергией. Несколько лет назад ко мне пришел Филипп Киркоров с трагедией и сказал, что «если меня отлучат от сцены, то для меня это - все!». Я понял его, понял, что такое это «все» без зала, без публики, без аудитории…

N.S. Чему научили вас ваши родители?

-Я очень любил своих родителей. Я не мыслю своей жизни сегодня без воспоминаний о них никаким образом. Исключено! Сказать вам, что я жил по их заветам, сказать, что я слушался и делал то, что они хотели, чтобы я делал – никогда в жизни! Сказать, что сегодня я не вспоминаю их советы – неправда! Но, все-таки, я прожил ту часть жизни, которую я прожил - сам. Без них. В плане того, что я делал все наперекор тому, что говорили они. Просто им я это преподносил в духе рассказа «Правда, и ничего, кроме правды». С детства я понял две вещи, поэтому-то я и стал хорошим адвокатом. Если ты хочешь чего-то добиться от людей, от которых зависишь, ты должен говорить то, что хочет услышать человек, вернее, ты должен говорить то, что ты хочешь доказать, но так и теми словами, которые этот человек услышит и примет. Например, я с детства ненавидел манную кашу, есть ее я не мог – отрава. Ребенком я рос веселым, всегда забавлял взрослых, говорил им какие-то симпатичные шутки, хохмил. И тут я понял, что если я буду им заговаривать зубы - это мой шанс! Манная каша остынет, про нее забудут, и нянька ее потом уберет. Чтобы не обращали внимания, «едите вы манную кашу или нет» - заговаривайте зубы! Я прихожу на суд, и девяносто девять процентов коллег, из тех, которых я вижу, пытаются доказать свою правоту так, как они считают нужным ее доказывать. И вот я сижу на процессе и слышу, как они произносят слова, которые скучны и недоходчивы до судьи. До того, как пойти на процесс, я выясняю вплоть до словарного запаса, которым пользуется судья. Потому что легче воспринимать знакомые слова, особенно на слух, чем муть, которую приходится слышать. Я представляю свою линию защиты словами, судье понятными. И это пошло от манной каши. И второе: никогда нельзя стесняться говорить комплименты и быть позитивным.

N.S. Вас можно увидеть не только «на сцене», но и в зрительном зале - на концертах классической музыки, например. За чем вы туда приходите? Чем для вас является классическая музыка?

-Я воспитан на классической музыке – еврейский мальчик должен был играть на скрипке и пианино – куда ж без этого? Мама говорила: «В трудную минуту возьмешь скрипку и станешь на углу…». Есть несколько в жизни вещей, которые передаются только ощущениями – музыка одна из таких вещей. Я ее воспринимаю не только на слух, я ее чувствую кожей – через вибрации. Эти вибрации я могу сравнить только с наслаждением сексуального характера. Моменты желания – они, конечно, потрясающие. Музыка порождает вибрации, которые по ощущениям сродни желаниям. Желание всегда интереснее, чем событийно-произошедшее. Так, у меня абсолютно белая зависть к людям, которые хотят, но еще не побывали в Париже. Есть только одно обстоятельство, с которым я никак не могу сладить – это невозможность слушать музыку на дисках дома. То есть, я с удовольствием слушаю записи фоном, завтракая, листая журнал под «Cosifantutte» - это совершенно потрясающая вещь. Но я не чувствую никаких вибраций - это исключительно услаждение слуха знакомой мелодией. Нет таинства желания, таинства вовлеченности в процесс сидения в кресле, напряженности зала и сцены. Хотя слышно дома – лучше!

N.S. Александр Андреевич, вам наверняка известен факт извечного спора между армянской и еврейской диаспорами. На эту тему существует огромное количество шуток и историй. Что вы думаете о двух народах с этой точки зрения?

-Это два совершенно удивительных, гонимых народа, с тяжелой судьбой, и я бы не стал говорить о каком-либо соперничестве. Со мной работает мой близкий друг, мы знакомы еще со времен ВГИКа, с 1972 года. Он армянин. Я с удивлением обнаружил, что еврейские анекдоты вполне могут быть армянскими, и наоборот. Это два народа, перед которыми надо преклоняться, и я несколько раз убеждался, насколько они близки. Я был со своим другом в Ереване и посетил Матенадаран – хранилище древних армянских рукописей и книг, спасенных гонимыми армянами, которые бросали все, но не свои книги, не свою историю. Книга – это то, что может воспитать поколение. В Иерусалиме я помогаю одному совершенно потрясающему институту - Яд ва-Шем - музею Холокоста. В нем по крупицам собрана история еврейского народа. Там я и узнал о воспоминаниях выжившей в Бабьем Яру девочки о старом еврее, который, когда их вели на расстрел, рассказывал людям историю, поведанную ему еще его дедом - о зарождении еврейской общины в городе Белая Церковь, откуда он был родом. Рассказывал с юмором, зная, куда их ведут. И кто-то из тех, кто шагал рядом, возразил: «Послушайте, вы знаете, куда нас ведут. Для чего Вы это рассказываете?». И он ответил: «А может быть, кто-то выживет и запомнит!». И, представьте себе, маленькая девочка выжила, выбравшись из ямы, заваленной трупами. Она сейчас живет в Израиле. И рассказ старого еврея запомнила и передала потомкам. И евреи, и армяне хранят свою историю и передают ее своим детям.

N.S. Что для вас религия, вера?

-Меня с детства воспитывали, и в этом отношении были правы, в очень определенных гранках условностей, в которых я должен был прожить всю жизнь. Это были понятные скрижальные заповеди, которые, впрочем, я несколько раз нарушал, но что делать! Я до сих пор себя корю! Есть Создатель, есть вещи, которые тебе даны Им от рождения, и задача каждого эти дары в себе развить. Вот это и нужно объяснять ребенку с самого детства, сначала потихоньку, в 5 лет мы еще мало что воспринимаем, но уже лет с 12-ти – 13-ти мы уже кое-что начинаем понимать. Однако только к 40-ка годам мы осознаем свое призвание, для чего мы, собственно говоря, живем и что привносим в этот мир. Если человек признал для себя, что есть Всевышний (в это просто надо поверить), все становится на свои места и дается гораздо легче. А дальше надо верить, на мой взгляд, только в себя – жить осознанно, делая то, что нужно Ему, тебе и людям вокруг.

N.S. Были ли у Вас «трудные» времена?

-В самые трудные свои годы, когда «нечего было кушать», я мог позволить себе найти какую-нибудь вещь на блошином рынке или в антикварном магазине и, зная, что это, «перейти через дорогу» и перепродать в четыре раза дороже. Нужды нет, но навык остался до сих пор. Трудные годы для меня – это годы безденежья и только! А так, я с детства такой, знаете, веселый, счастливый человек, который любит жизнь, и я ее прямо «ем». И это совершенно не важно, что у меня не было денег, чтобы спуститься в Париже в метро. Абсолютно! Это не важно, что мне приходилось работать таксистом в Нью-Йорке. Я совершенно обожал каждый прожитый день. И романы, когда мне не на что было подарить цветов любимой девушке, – они были абсолютно сумасшедшими! Но времена трудны тогда, когда денег нет. Они, конечно же, открывают какую-то свободу! Это безусловно! Но вот их не было. Свобода моральная, безусловно, была, а вот получить то, что тебе нравится – возможности не было. Для меня трудность – только материальная вещь. Я никогда не забуду, как, когда я жил в Нью-Йорке, у меня был роман с девушкой (я очень надеюсь, что она прочтет наше интервью), которую звали Тамара. Я ее называл Tomorrow. И она - новая иммигрантка, и я недавно приехал из Парижа. Она мне как-то говорит – знаешь, у меня мечта сходить на дискотеку. У меня пять долларов в кармане, у нее – два! И я спрашиваю ее – а что ты хочешь на дискотеке? Она отвечает – потанцевать! И я очень хорошо помню, где это было: на пересечении 59-й улицы и Бродвея. Лето, жара, мы стоим посередине на переходе, и я обнял ее и начал ей петь в ухо какую–то песню, которая тогда была популярна, и мы танцевали под то, что я ей пел. Мы были два самых счастливых человека на земле. Я очень хорошо это помню.

N.S. Александр Андреевич, наш номер посвящен мужчинам. Он так и называется «Драгоценные мужчины». Какое, на ваш взгляд, основное предназначение мужчины в современном мире?

-Мужчина должен встретить женщину, и они должны создать семью, потому, что так им предначертано. У мужчины, мужа только одна задача в жизни (если он уже родился, если он уже женился), только одна задача (кроме молитвы, конечно же) – он должен сделать так, чтобы его семья, его дети жили лучше, чем он когда-то, он должен обеспечить свою семью.

N.S. В чем задача женщины?

-У женщины задач неимоверное количество. Она должна воспитывать детей, она должна следить за домом, она должна сделать так (три восклицательных знака, можно четыре), чтобы его никогда не тянуло в другое место, кроме как домой, и, чтобы, когда он приходил уставший от трудов праведных, его любили дети, любила жена так, чтобы уходить уже никуда не хотелось. Он – кормилец! В еврейской семье женщина поэтому-то и владеет домом целиком. Она отвечает абсолютно за все и распоряжается всем, но если мужу доставляет дискомфорт или неудовольствие, например, где стоит шкаф, то его следует передвинуть, потому, что мужу в доме должно быть уютно. Муж в этом смысле – это алмаз большой ценности, который нужно шлифовать и гранить любовью и заботой. И данная обязанность целиком возложена на женщину. Если ты принял это устройство семьи, как принял Создателя, то все становится предельно просто и ясно. Знаете, какой самый страшный грех у евреев? Это отношения с замужней женщиной, и, соответственно, ее отношения с кем-то. Потому что ты рушишь именно ту структуру, на которой все держится. Это смертельный грех, из-за которого тебя могут выгнать из общины. У Куприна есть рассказ, «Жидовка», очень точно описывающий моральные устои еврейской женщины.

N.S. Как вы видите роль мужчины в воспитании детей?

-Могу рассказать, но только на своем примере, так как отцовство я прошел уже много раз. Мне было безумно интересно, но сложно заниматься маленькими детьми. Я считаю, что воспитание ребенка делится на несколько этапов. Когда родился бебешка и ты его держишь на руках, целуешь в попу, целуешь его маленькие пальчики – это совершенно замечательно. Но подержи и отдай. В эти моменты жизни ребенка женщина может дать намного больше. С годами это меняется. Наступает этап, когда дети к тебе приходят за разговором, советом больше, чем к матери. Объясню, с чем это связано. Мама воспитывает ребенка ежедневно, но нет пророка в своем отечестве – желая лучшего для своего ребенка: не ешь сладкого, иди чистить зубы – она тем самым капает ребенку на мозг. От этого никуда не деться – это правильно и нормально. Отец же становится той отдушиной, к которой повзрослевший ребенок стремится за советом, утешением, задушевным разговором. Мои девочки могли со мною поделиться чем-то, о чем боялись рассказать своей маме, опасаясь быть воспринятыми несерьезно, что было бы абсолютно нормальной реакцией женщины, которая занимается их воспитанием ежесекундно. И важно не упустить этот момент подросткового периода, потому что именно в этом возрасте закладываются основы последующих отношений. У девочек – отношений с мужчиной во взрослой жизни. У мальчиков - любовь и карьера. Я уверен, что те женщины и мужчины, у которых были нормальные, замечательные отцы, более устойчивы к жизненным невзгодам, чем те, у которых отношения с родителями были «странные».

N.S. Есть ли в вашей адвокатской практике что-то, на данный момент представляющее для вас наибольший интерес?

-Я познакомился и подружился с очаровательной девочкой – Юлией Аршавиной, гражданской супругой бывшего капитана сборной России по футболу Андрея Аршавина, который бросил ее на пятом месяце беременной их третьим ребенком. С тех пор как мы подружились - я увидел ее глаза, и многое изменилось во мне. Я решил подправить законодательство и предложил ей работать над этим вместе. Мы хотим узаконить гражданский брак, хотя термин «гражданский брак» в корне неверный.

N.S. Но здесь сразу возникает вопрос о временных рамках. С какого момента гражданский брак будет считаться «узаконенным»?

-И мы задавались этим вопросом. Даже решили развернуть глобальную дискуссию в стране по этому поводу. Моя личная точка зрения – это два года совместного проживания.

N.S. В чем тогда будет разность между «сожительством» и нормальным браком?

-Юля любит употреблять слово «сожительство». Оно носит уничижительный характер, но это действительно так. Я нашел ответ и на этот ожидаемый и логичный вопрос. Мы остались одной из немногих стран мира, где судью абсолютно не интересуют причины развода и виновник развода. Семья – это ячейка общества, из множества которых и состоит государство. Если мы будем эту ячейку подпиливать, то, в конце концов, государство рухнет. Поэтому тот, кто эту ячейку развалил, должен нести за это ответственность. Какую? Материальную! Судья должна разбираться в этом, а не спать во время процесса. В гражданском браке следует делить имущество пятьдесят на пятьдесят и никаких выяснений не надо, они не зарегистрировали брак, они прожили вместе, что-то сделали, что-то не сделали. В браке же нормальном, официальном, и я в этом абсолютно убежден, надо выяснять, почему семья развалилась. И тот, кто семью развалил, по тем или иным причинам, должен за это отвечать.

N.S. А как же частые обвинения в адрес друг друга в том, что поиск другой любви был спровоцирован партнером в браке, если мы уж обсуждаем частный случай разводов из-за измены?

-Не надо искать другие отношения! Если ты не можешь жить с этим человеком, иди и скажи: «Я не могу с тобой больше жить!». Когда смотришь простой американский фильм, то обращаешь внимание на то, что, когда один из героев фильма идет на измену, он переживает, он или она прячет обручальное кольцо. Это шаг, который дается людям с муками. Потом они идут, сознаются, рассказывают и, либо молят о прощении, либо уходят, в конце концов. Но это все не просто, это – шаг! Измена не всем дана, Слава Б-гу! У нас же – это приблизительно то же самое, что помыть руки.

N.S. С чем вы это связываете?

-У нас другая ментальность. До революции измены были наказуемы.

N.S. А как же пресловутые куртизанки?

-Я не совсем это имею в виду. У нас сегодня изменить жене, мужу – ерунда, наплевать и забыть. Это происходит от абсолютной ненаказуемости и распущенности. Сам институт брака как понятие подорван системой законодательства. Я могу привести пример. Я был женат в Америке. Я женился на Женьке, очаровательной девчонке, похожей на Жаклин Биссет. Она работала в оптике и получала две копейки. А я в это время учился и спекулировал антиквариатом. Надо сказать, прожили мы не долго. Мы расходимся – замечательные отношения, как со всеми моими женами, и приходим к нашему приятелю адвокату оформить развод. Он говорит: «Женя же работала, пока Александр учился. Я должен вас предупредить, я же ваш друг. По законодательству штата Нью-Йорк ты, Александр, должен теперь всю жизнь платить 60 % своего дохода ей, потому, что будет считаться, что она способствовала тому, что ты встал на ноги». Женька тогда сказала, что это ерунда, мы – свои люди, подпишем документы и все – до свидания! Ничего подобного мы не видим в законодательстве нашей страны. А женщина всегда причастна к успеху мужчины… или к его неуспеху. Помните притчу о миллионере, который идет с женой и, видя землекопов, говорит ей: «Вот видишь, а вышла бы ты замуж за землекопа, что бы было?». «Он бы сейчас шел рядом со мной и показывал мне на землекопов»…

ЕЩЕ СТОЛЬКО ВСЕГО ВПЕРЕДИ

Игорь Бухаров, ресторатор, декан факультета гостиничного и ресторанного бизнеса Института отраслевого менеджмента РАНХиГС при Президенте РФ: «Платформу, идеологию индустрии питания и гостеприимства, кузницу кадров мы заложили».

Текст: Ольга Вишневская

…Пышные интерьеры «сепаратных залов», дивный мир с элементом порочности, байки о лихих уголовниках, лучшая кухня и выпечка, ремарковский гуляш и вино с признаками бессмертия – так аттестовал ресторан «Будапешт» Николай Ямской в своей книге «Легенды Московского застолья». Попасть сюда, что со стороны главного входа, что со стороны служебного было сказочным везением.

В начале 80-х в старом добром «Будапеште» 20-летний ученик повара Игорь Бухаров поднимал мясо из подвалов, ворочал чаны с бульонами, постигал секреты приготовления блюд немассового спроса - замечал, что устройство даже самого изысканного ресторана далеко от совершенства.

У иных людей сбываются все мечты.

Прошли годы. Игорь Бухаров стал известным ресторатором…

N.S. Игорь, вы - из тех, кто способствовал возрождению российской отрасли ресторанного дела в целом. В какой из моментов вы почувствовали, что у вас появились и репутация, и авторитет?

-Я помню, в каком-то журнале про меня написали «известный московский ресторатор». Для меня это было удивительно.

N.S. Вы ведь из семьи музыкантов?

-Дед родился в Одессе. У него рано умер отец, семья была многодетная, а время голодное, самое начало 20-го века. И дед воспитывался в приюте. Потом получил музыкальное образование, служил в армейском оркестре, играл первую флейту в Одесском оперном театре, перебрался в Ленинград и поступил в Мариинский театр. Играл в знаменитом кинотеатре «Титан» на углу Невского и Владимирского проспектов. А в 1927 году уехал в Москву. Служил сначала в музыкальном театре им. Станиславского, затем по конкурсу попал в Большой театр как первый флейтист. И даже после выхода на пенсию в 1952 году играл в оркестре ветеранов Большого театра. В Москве у деда возникла новая семья. Но за несколько лет до войны он перевез сына – моего отца - из Ленинграда в Москву, устроил в школу военных музыкантов. Это папу и спасло: вся моя многочисленная ленинградская родня во время блокады погибла. Последние годы жизни деда прошли одиноко, я учился в 9 классе, когда он умер. Мы в то время уже несколько лет жили в ГДР - отец служил в Группе Советских войск Германии.

N.S. Несколько фраз – и целая жизнь… Германия – чем запомнилась? Было ощущение контраста?

N.S. Мы жили в Веймаре,маленький пряничный городок. Существует понятие «веймарский классицизм» - с этим городом связаны имена Гете, Шиллера, Ницше, Листа, Баха – перечислять можно долго. Мне было одиннадцать, когда мы там обосновались. Конечно, какое-то представление о «закордонье» я имел. Но личные впечатления оказались сильнее, чем ожидал. Во-первых, Веймар – старинный центр культурной Европы. Во-вторых, «несоветское» отношение к делу: последние частные предприятия в Восточной Германии были переданы государству только в 1971 году. Воинская часть стояла на окраине города. Казармы - постройки 19 века. Спортивные площадки сразу за забором – я в охотку занимался баскетболом и волейболом, как все нормальные пацаны - в меру хулиганистый, общался с немецкими сверстниками…

N.S. Конфликтов не было?

-Бывало, и в школе дрались, и на улице - с немецкими ребятами, но без подтекста «оккупанты-фашисты». Обычные мальчишеские разборки. Причем, меня все ребята почему-то считали дипломатом, я стоял за мирное урегулирование в любом вопросе... Раз только один немецкий старик замахнулся палкой и что-то кричал вслед, когда мы гурьбой шли в бассейн. Но в целом сохранялась толерантность. Даже если мы, советские ребята, позволяли себе какие-то шутки, немцы нас вежливо обрывали. На тему войны там шутить не принято. Слово «возмездие» в Германии понимали все, рубцы войны еще не заросли - даже в конце семидесятых в Веймаре оставалось много разрушенных домов. Нам показывали довоенные фотографии: что было и что стало. Некоторые дома восстановить не удалось, хоть немцы скрупулезно по кирпичику старались вернуть своим городам прежний облик. Лет тридцать спустя я снова оказался в Веймаре. Ехал в такси, разговорился. И таксист обронил фразу, которая до сих пор стоит у меня в голове: «Мы были с вами, а вы нас бросили». То есть, стояла большая группировка советских войск, создавалось какое-то обновление экономической жизни: деньги-товар-деньги, каждый имел работу. И вот теперь вся Восточная Германия – депрессивный регион: экономическая рецессия, безработица, низкая интеграция в германское общество. Западногерманские бизнесмены выкупили построенные при социализме заводы и полностью их разрушили, чтобы устранить конкуренцию в зачатке. Так что выравнивание уровня жизни в бывших ГДР и ФРГ в обозримом будущем невозможно.

N.S. Мечта была у вас?

-Я никогда не мечтал - делал.

N.S. Служили?

-Ну, конечно. Этим меня было не удивить. Я ведь дитя казармы: военная форма, разводы караулов, парады – на том воспитан. Служил в Мурманске, влюбился в север. Думал завербоваться на Шпицберген – там летом в полночь солнце ярче, чем в полдень над Парижем. Но был и практический подход: наши военные получали «северные» к зарплате, и все мои одноклассники поголовно ушли в военные училища. Но я демобилизовался сразу после Олимпиады-80, и дома – в Москве – как-то быстро втянулся в жизнь. Понравилось: город чистый, очереди за товарами ликвидированы, сутолоки нет. Сразу и работа нашлась, убедили здравые люди пойти в ресторан. Мне, кстати, не нравилась миниатюра Хазанова…

N.S. Про кулинарный техникум?

-Да. Антагонизм в обществе присутствовал, зависть к «теплому месту». Была эпоха дефицита, спрос не успевал за предложением. А работник ресторана всегда мог кому-то «позвонить». Нужен телевизор – так ребята из «Петровского пассажа» приходят обедать! Но я был «закулисным», я вкалывал на кухне, а труд повара безумно тяжелый. Да и условия были те еще, ведь помещения старые. Взять хоть «Будапешт», где я отработал поваром восемь лет: постройка 1871 года, в 1942 году в здание бомба попала… В общем, к такому большому объему работ кухня была не приспособлена. Выходил через день, но все время ощущение, что ты на работе: напашешься, отсыпаешься, потом снова к плите: конвейер. Зал на 300 мест, а желающих попасть – бесконечные очереди. Хорошо, что я прошел через это - знаю все тонкости… Правда, был момент, когда я впал в отчаяние, решил, что так и проработаю поваром всю жизнь.

N.S. Почему?

-В «Будапеште» поставил себе задачу - через 10 лет стать директором ресторана. При этом понимал, что ниже меня только грузчик, да и сам часто был за разнорабочего - как самый молодой. После первого года работы решил с наскока поступать в институт, и провалился. Переживал. В следующем году поступил на вечерний факультет Института народного хозяйства имени Плеханова, один из самых престижных экономических вузов в СССР. Работал, учился. Но к цели пришел даже раньше намеченного – через 9 лет стал директором большого кафе «Гамбургер» в Сокольническом тресте столовых. А в начале девяностых окончательно распрощался с государственной должностью, занялся бизнесом.

N.S. Трудно было?

-Я как-то встретился с одноклассниками, они рассказывали про развал армии, про то, на какие жертвы приходилось идти, чтобы через 25 лет получить «двушку»… Конечно, бизнес в девяностые давался нелегко. Но мне стала интересна моя работа. К тому же было огромное желание создавать что-то принципиально новое. Когда мы с компаньоном Романом Рожниковским открыли Nostalgie на Чистых прудах - решили работать по принципу закрытого клуба, гости – в смокингах. Но из-за уличного криминала установили расписание, как в кафе: от 8 до 20. Однако уже через две недели ресторан перешел на нормальный график, Nostalgie быстро вошел в моду: рядом - театр «Современник», за актерами потянулся весь бомонд, политики.Валентин Гафт отметил ресторан эпиграммой: «Ностальжи», я твой вечный ностальжид», это, согласитесь, оценка.

N.S. Игорь, вы не только свое дело создали с нуля, но и стараетесь цивилизовать всю отрасль. В 1996-м вы участвовали в создании Московской Гильдии рестораторов, затем – в создании Федерации рестораторов и отельеров (ФРиО). Что удалось сделать за годы?

-Первое - все крупные рестораторы сели за стол переговоров, чтобы обсудить правила игры на рынке. Начали с джентльменского соглашения не переманивать друг у друга персонал. ФРиО стала преемником Гильдии, это новый уровень – более представительский, в списке членов - крупнейшие ресторанные бренды, бизнес из регионов. Объединившись, мы формируем нормативы и единую концепцию развития ресторанного бизнеса в России, выходим с предложениями для правительства, создаем условия для индустрии питания в целом, аккумулируем всю информацию. Сейчас появилось много талантливых ребят, знающих языки, готовых работать по шестнадцать часов в день. Платформу, идеологию индустрии питания и гостеприимства, кузницу кадров мы заложили. Отрасль может и должна работать прозрачно. От этого все только выиграют.

N.S. Кризис, санкции, инфляция… Видимо, в деятельности ФРиО появились новые приоритеты?

-Многие рестораны оказались под угрозой закрытия из-за нестабильности рубля, с одной стороны снижается посещаемость, с другой - стоимость квадратного метра растет вместе с долларом и евро. На Западе большинство ресторанных помещений принадлежат хозяевам заведений. У нас же до 90 процентов таких площадей находится в аренде. Это обстоятельство, учитывая арендные ставки, способно убить самый успешный проект. Недавно члены Федерации рестораторов и отельеров России подписали меморандум против роста цен на аренду помещений. Другая проблема: привязка к продуктовому импорту. Отечественные поставщики, во-первых, завышают расценки, во-вторых, не могут обеспечить необходимым количеством продукции, уже нет ресторанов «полного цикла», как при СССР, шеф-повара привыкли к порциям, с фермерами работать пока трудно. И в России отличная от Америки гастрономическая культура: россияне привыкли считать ресторан местом досуга, американцы же там просто едят. Конечно, на фоне ухудшающихся экономических условий выстоять нелегко. Но можно. Иностранцы меня спрашивают: как вы там? Да ничего… Мы прошли уже три кризиса, готовы. Еще в 2008 году стало ясно, что нужны местные продукты, Европа и Америка как поставщики были не выгодны. К тому же сошел пафос, пришла мода на более легкую кухню. Трендом сейчас станут простые кафе. А изысканные рестораны знаменитых рестораторов останутся незыблемыми, люди все равно не откажутся от привычки выпить хорошее вино в хорошем месте.

N.S. Риторический вопрос: ваше любимое блюдо?

-Ни один журналист не избежал. Нет такого блюда. Представляете, сколько всего я попробовал? Имея представление обо всем, испытываешь иногда странные желания. Один знакомый ресторатор сказал мне, что до сих пор не знает ничего вкуснее куска черного хлеба с докторской колбасой. Как в любой профессии, у рестораторов наступает чувство пресыщения. Но иногда мелькнет какой-то вкус – и сразу в голове встают целые картины прошлого… Вот это ценно. Однажды мы с товарищем были в Нью-Йорке, нас пригласили в ресторанчик на Брайтон-Бич пообедать, а там повар из Киева, и он из хороших продуктов готовил такую стандартную советскую еду! Я вдруг вспомнил салат «оливье», селедочку «под шубой», какие-то посиделки под гитару…

N.S. Профессия - кормит, увлечение - придает смысл. Чем увлекаетесь?

-Мне интересен дореволюционный период, коллекционирую старые снимки, рецепты, кулинарные книги. Во Франции кулинария официально признана составляющей национальной культуры, государство ее поддерживает. У нас пока такое отношение к отечественной кухне не сложилось. Да и история ресторанного бизнеса у нас куда короче: активное развитие с 1885 по 1918-й, потом 70-летний провал. Мы почти полностью потеряли русскую дореволюционную кухню. Сейчас у меня настоящая страсть: история кухни и ресторанного дела в России. Все началось с учебной поездки во Францию в начале девяностых, когда мы с компаньоном ходили по ресторанам, знакомились с известными шеф-поварами, а у них у всех – книги. Вот и нам захотелось. В 2002 вышла книга «Nostalgie. Секрет успеха», это первый сборник рецептов высокой кухни в России. Для меня она была в каком-то смысле подведением итогов большого периода жизни. Но итоги подводить рано, еще столько всего впереди…

 

ТАИНСТВО СТИХИЙ

В 1995 году доктор медицинских наук Сергей Безбородный создал Школу научной астрологии при Культурном Центре Вооруженных Сил РФ. Казалось бы, астрология и наука – понятия не близкие. Однако Сергей Безбородный уверенно отстаивает свою позицию и доказывает: астрология вправе занимать в ряду научных дисциплин такое же почетное место, как астрономия и математика. Сейчас авторская программа Школы научной астрологии под руководством Сергея Безбородного признана объектом интеллектуальной собственности и, по мнению экспертов, сопоставима с вузовским курсом профессионального обучения.

 

N.S. Интерес к астрологии с течением времени в обществе не ослабевает . Как вы думаете, в чем эффект популярности астрологии в наш технический век?

-Речь идет о древней науке, ее история насчитывает более 3000 лет. Казалось бы, астрологию давно пора «сдать в утиль». А она продолжает развиваться. И в этом смысле схожа с неопалимой купиной. Как библейский куст, астрология горит и не сгорает. Астрология отслеживает не только судьбы отдельных людей, народов и государств, но и всей земной цивилизации в целом. Таймером существования цивилизации служит особое астрономическое явление – прецессия земной оси. Она заключается в том, что земная ось совершает очень медленное движение относительно знаков Зодиака. В каждом знаке ось Земли пребывает около 2000 лет, если быть точными, то 2160 лет - космическую эпоху. Мы, ныне живущие, родились в период смены эпох. Как раз сейчас наступает космическая эпоха Водолея. Она характеризуется информационным и компьютерным бумом на планете: на первый план выходят уже не природные ресурсы, а информация, в эпоху Водолея астрология обогащается современными электронными технологиями. В этом причина ее вечной новизны.

N.S. В астрологии есть понятие четырех стихий. С чем связано такое разделение?

-Учение о четырех стихиях в астрологии является основополагающим. Гороскопическая астрология, то есть раздел, занимающийся составлением гороскопов рождения, возникла в Древней Греции. Но именно мыслители Эллады были основателями и всей научной системы в целом. Наука началась в тот момент, когда за многообразием явлений природы пытливые умы усмотрели общее начало – стихию. В качестве первоосновы мира несколько великих мудрецов предложили свою стихию. Так, Фалес из Милета заявил, что мир состоит из воды. Анаксимандр – из земли. Их друг Анаксимен – из воздуха. А несогласный с ними темпераментный Гераклит настаивал - из огня. Но нашелся чародей Эмпедокл из Агригены, который сформулировал истину: мир состоит из четырех стихий – Огня, Земли, Воздуха и Воды. Основополагающей структурой в астрологии являются 12 знаков, которые равномерно распределены между четырьмя стихиями. Например, к стихии «Огонь» относятся Овен, Лев и Стрелец. К стихии «Земля» – Телец, Дева и Козерог. К стихии «Воздух» – Близнецы, Весы и Водолей. А к стихии «Вода» – Рак, Скорпион и Рыбы. Любопытно, что учение о четырех стихиях в астрологии находит отклик в физике - учение об агрегатных состояниях вещества, и в психологии - четыре типа темперамента по Гиппократу. Кстати, Гиппократ всерьез занимался медицинской астрологией и утверждал, что ни один врач не может достичь блестящих успехов в медицинском деле, не зная астрологии.

N.S. А нельзя ли подробнее охарактеризовать особенности каждой стихии? Ведь их качества и проявления должны быть неповторимы.

-Огонь в природе связан с плазменным агрегатным состоянием вещества, из которого состоят звезды. А в человеке «Огонь» отвечает за лидерские качества, кинетическую энергию, способность «гореть» энтузиазмом и зажигать других. Земля олицетворяет земное, твердое состояние вещества. В человеке «Земля» отвечает за рационализм, практичность, сосредоточенность и целеустремленность, склонность из всего извлекать материальную выгоду. Воздух – повсюду, без него нет жизни. «Воздух» в человеке олицетворяет коммуникабельность, общительность, устные и письменные сообщения. Самая таинственная стихия – «Вода», в человеке она управляет миром эмоций и чувств.

N.S. Сказывается ли стихия, к которой принадлежит человек, на его судьбе? Ведь судьба – это работа, сфера занятости, талант к чему-либо…

-Конечно, стихия предопределяет предпочтительный фронт работы. При расчете гороскопа астролог первым делом фиксирует именно стихию, так он безошибочно определяет тип темперамента. То, над чем психологи бьются с помощью всевозможных тестов, астролог устанавливает с математической точностью. Например, преобладание в гороскопе стихии «Огонь» дает холерический тип. Такому человеку лучше всего избрать активную и подвижную работу, чтобы не целый день сидеть за компьютером, а разъезжать по городу, руководить, заряжать других своей неуемной энергией. Преобладание стихии «Земля» дает меланхолический тип и обещает человеку успех в работе с материально-хозяйственными ценностями. «Воздух» в гороскопе сулит его обладателю темперамент сангвиника и талант в области работы с информацией, документами и клиентами. Гороскоп с преобладанием стихии «Вода» представляет флегматика. Такому человеку лучше работать в области искусства, в медицине или сфере обслуживания.

N.S. А если обратиться к примерам – к судьбам известных людей?

-Все знают Аллу Борисовну Пугачеву. Примадонна российской эстрады - яркий представитель огненной стихии, в ее гороскопе почти все планеты расположены в огненных знаках Зодиака. Отсюда - потрясающая энергетика певицы. Например, человек Воздушной стихии – непотопляемый, дипломатичный Анатолий Чубайс. Если брать пример известной личности с преобладанием Водной стихии в гороскопе, то, как ни странно, нужно вспомнить Александра Пушкина. Да, мы знаем его как великого поэта, человека работавшего с информацией, а это стихия «Воздух». Однако «Воды» в его гороскопе так много, что становится ясно: все чувства Пушкин пропускал через сердце, был заложником чувств, что в итоге и привело к роковой дуэли.

N.S. Все-таки, стихия управляет человеком, или человек стихией?

-Скорее, стихии в гороскопе управляют человеком, то есть определяют тип его темперамента. Лучшим доказательством «астрологического» происхождения темперамента служит то, что все мы рождаемся уже холериками, флегматиками, сангвиниками или меланхоликами. То есть, это качество является врожденным, но в то же время – не наследственным. Темперамент по наследству не передается. Иначе бы у родителей сангвиников обязательно рождались сангвиники. Темперамент дан нам свыше.

N.S. Какой знак гороскопа самый «стихийный»?

-Необходимо различать понятия «стихия» и «стихийность». Стихия означает первооснову мира и человека, а стихийность – это качество личности, которое не зависит от типа темперамента. Импульсивность в характере зависит не от стихии, а от влияния Урана в гороскопе рождения.

N.S. Наверное, вам как астрологу полагается, прежде всего, изучить себя. А читателям будет любопытно узнать что-то о Вас, исходя из Вашего гороскопа.

-Я по знаку Зодиака Рак. Мною руководит стихия «Вода», поэтому все, что происходит вокруг, я глубоко переживаю всем сердцем. Излишняя чувствительность и помогает, и мешает жить. С одной стороны, иногда на уровне интуиции удается точно предугадать дальнейшее развитие событий, с другой - все время ощущаешь себя «подключенным» к эмоциональному состоянию других людей, постоянно находишься в состоянии on line.

N.S. Приходилось ли Вам в жизни совершать «стихийные» поступки? И нужно ли их бояться?

-Приходилось. Как и каждому человеку. Астрология вообще утверждает, что стихийно совершаемые поступки иногда оказываются единственно правильным выходом из трудных ситуаций.

N.S. Вы упомянули, что в астрологии идет речь о преобладании какого-то элемента. А если в гороскопе человека преобладает одна стихия и полностью отсутствует другая, можно ли компенсировать «недостачу»?

-Способ компенсации есть, он подразумевает сознательную работу человека над собой и культивирование отсутствующих в характере качеств. Например, люди, обделенные по гороскопу стихией «Земля», часто совершенно не приспособлены к реалиям жизни, не умеют заботиться о других и о себе. Им нужно учиться правильному ведению хозяйства и быта. По моим собственным наблюдениям, восполнить недостаток стихий исключительно внутренней работой над собой удается лишь единицам вроде Демосфена. Он, как вы помните, был не приспособлен к ораторскому делу, но своим упорством достиг вершин мастерства. Однако между словами «надо» и «сделано» нередко пролегает пропасть. Поэтому для большинства людей единственный способ компенсировать свои стихии – это встретить человека с противоположным раскладом в гороскопе. И тогда они образуют великолепную пару.

N.S. Как Вы определяете, какая стихия преобладает в человеке?

-Способ определения ведущей стихии принадлежит известному французскому астрологу Морену де Вильфраншу. Еще в 17 веке им была придумана система, согласно которой из гороскопа выписываются все планеты и расставляются по знакам четырех стихий с присвоением каждой планете определенного балла. С современными дополнениями эта методика повсеместно используется и дает потрясающе точные результаты.

N.S. Можно ли, опираясь на понятие стихий, понять механизм притяжения и отталкивания в человеческих взаимоотношениях?

-За этот механизм в гороскопе отвечают несколько иные факторы, в частности расположение Солнца и Луны, Венеры и Марса. В начале 20 века в Австрии вышла книга гениального психолога Отто Вейнингера «Пол и характер», он утверждал, что на свете нет «абсолютных мужчин» и «абсолютных женщин». В каждом человеке независимо от физического пола психологически присутствуют черты обоих полов. И максимально притягиваются те мужчины и женщины, которые совпадают в соотношении мужского и женского начал в характере. Применив к теории Вейнингера астрологический подход, мы точно, в процентах, можем показать, сколько у конкретного человека мужских и женских качеств, и к каким особам у него будет максимальное влечение.

N.S. В основе астрологии, как в физике и других науках, лежит четвертичное деление. Но существует ли пресловутый «пятый элемент»?

-«Пятый элемент» – эфир, который, по мнению физиков прошлого, служил связующим началом между Огнем, Землей, Воздухом и Водой. В свое время эксперимент Майкельсона-Морли отверг существование эфира, но к концу 20 века физики все увереннее стали возвращаться к этой мысли. Астрология поддерживает идею эфира, так как стихиям явно не хватает связующего звена.

N.S. Можете назвать самое «стихийное» событие в истории человечества?

-Полагаю, таких событий было много, особенно в истории нашей страны. Напомню: на астрологической карте мира Россия стоит под знаком Водолея. Водолеем правят две планеты – Сатурн и Уран. Сатурн – это планета долготерпения, Уран – планета революций и катастроф. Если посмотреть на историю России, то вся она – сплошное чередование долгих периодов терпения и страданий по Сатурну, которые сменяются резкими катастрофическими вспышками революций и бунтов по Урану. Поэтому наша страна просто не может жить без революций. Увы, сейчас, в период централизации власти все сильнее ощущается влияние Сатурна, поэтому в будущем Россию может ждать очередная ураническая вспышка.

N.S. Спасибо за интересный рассказ об астрологии. Но где можно пройти гарантированное обучение и всем ли оно по силам?

-Астрологии можно научиться в Школе научной астрологии. За 20 лет своего существования Школа стала подлинной «alma mater» современных астрологов. Обучение предполагает три ступени, принятые в университетах: бакалавр, магистр, доктор. Слушатели изучают все разделы современной и классической астрологии, а также астрологии различных стран и народов: майя, друидов, индусов, китайцев, славян. Чтобы стать слушателем Школы, можно посетить День открытых дверей, который ежегодно проводится 1 марта на Суворовской площади, в Культурном Центре Вооруженных сил. А вот постигать эту науку нужно, прежде всего, тем, кто хочет лучше понимать своих близких и помогать им в решении жизненных проблем.

 

 

 

Школа научной астрологии

www.astroshkola.ru

тел.: (926) 577-97-79; (916) 550-62-40; (903) 669-35-38

 

Я вспоминаю Фрейда каждый раз, когда кто-то начинает заниматься доморощенной психологией, а Коко Шанель – когда смотрюсь в зеркало, Чайлд – когда ем что-то очень вкусное и Линкольна – когда сталкиваюсь с неразрешимыми задачами. Я смеюсь с ними и учусь у них, а еще у меня накопился целый список претензий к историческим личностям. Например, Аврелиан – уничтожить целую библиотеку, зная, что восстановить ее невозможно! То есть никто из нас с вами не прочитает вероятно лучшие произведения того времени. Или Хрущев – я люблю Крым, а вы? О политике не будем, хотя это тоже личное. Но Петр I сделал то, что приводит меня в недоумение каждый год...

 

Я все еще продолжаю жить по юлианскому календарю, потому что абсолютно убеждена – новый год начинается осенью! Все наконец-то возвращаются к работе. Во время скайп-конференций на заднем фоне перестают пролетать колибри. И до всех снова можно дозвониться.

 

Начинается учебный год – дети полны планами и идеями, родители озадачены новым графиком, новыми кружками, новыми преподавателями и новыми детьми, которых не узнаешь, после целых трех месяцев каникул.

 

Осенью проходят традиционные недели моды в Париже и мы, наконец, узнаем, что будем носить следующим летом. Книжные издательства припасают самые вкусные и самые интересные новинки к ежегодной международной выставке-ярмарке, которая тоже проходит в это время. Осень – пора фестивалей, которые непростительно пропускать, ведь многие заявленные имена – это живые классики.

 

И, конечно, одно из самых значимых событий осени по всему миру – новый театральный сезон. В России он обещает быть особенно интересным, ведь весь прошлый год бурлили страсти из-за смены руководства многих театров, а значит уже сейчас мы увидим последствия этих перемен. Все чаще в анонсах спектаклей можно прочитать слова «мультимедийные возможности», «новые формы» и даже «андроиды». А тут еще Табаков дал полный карт-бланш на новую постановку Богомолову.

 

Хотя, несмотря на то, что в главных музыкальных театрах Москвы тоже произошли изменения в составе руководства – они пока являются островками стабильности и все как один утверждают, что резкой смены курса не будет. Так что, если вы не любите перемены и новаторство, вам тоже не придется скучать. К слову, «Тангейзер» Вагнера в постановке Андрейс Жагарс будет прекрасным подарком к 200-летию со дня рождения композитора. Еще есть то, что точно нельзя пропустить. Я обязательно пойду на «Отелло» Юрия Бутусова (его «Добрый человек из Сезуана» стал одним из главных театральных событий прошлого года), а что себе наметили вы?

 

«Дебюты и новые начинания» – так символично могла бы звучать тема октябрьского номера. Это позволило бы мне как новому главному редактору пуститься в пространные рассказы о том, насколько прекрасным будет наше печатное будущее. Но жить гораздо интереснее здесь и сейчас. И есть только одно, что помимо самой жизни может стать едва ли не лучшей альтернативой. Величайшее из искусств мира – театр. Именно ему посвящен этот номер.

 

Новый учебный год, новый репертуарный год и обновленный n-Style – в общем, все только начинается!

 

С новым годом, друзья. С новым интересным и насыщенным годом! 

 

Марина Мошкунова

В Москве начался новый театральный сезон, и истосковавшиеся по пище духовной жители столиц после череды фуршетов, балов и прочих светских безделиц, потянулись в театры, на биеннале и выставки. Все театры как один играют премьеры и представляют планы на новый репертуарный год. Олег Меньшиков, Миндаугас Карбаускис, Кирилл Серебренников, Константин Богомолов – все они будут радовать любителей прекрасного старыми постановками и премьерами. Реформы, прошедшие в прошлом году, продолжатся и в этом – в театрах, похоже, останутся нетронутыми только плохо отремонтированные фасады.

 

Подросли новые гении и, оперившись и сделав пару самостоятельных взмахов крыльями, сжигают старых героев театральных подмостков на кострах реформистской инквизиции. Хорошо это или плохо как всегда покажет время. Спорить с прогрессом бессмысленно, ведь каждое время возносит на пьедестал своих героев, которые дышат в такт с новыми трендами. Кто из вас мог представить десять лет назад, что можно находясь на премьере в партере комментировать в твиттер или фейсбук происходящее на сцене?! Но я и сейчас как солдат, войдя в театр, тяну носочек и выпрямляю спинку как учила мама. Какой там телефон, мне в голову не придет его из клатча достать! А джинсы, в которых разгуливают по всем залам страны? Может я конечно сноб, но считаю – поход в театр должен быть пропитан уважением к сатирам. Желаю всем новых богатых на колорит эмоций от посещения новых постановок. Ну а я, как всегда, пойду на новые шедевры и, конечно же, не забуду сходить в гости на свои любимые спектакли к Эммануилу Виторгану на моноспектакль "Выход" и к Анатолию Анищенко, в Центр Владимира Высоцкого на "Вацлава Нижинского..." в четвертый раз поплакать.

 

Чтобы там не говорили, но занять место театра в моем сердце невозможно ничем. Значит новый сезон подарит красивые и содержательные вечера, после которых ощущаешь себя чуточку светлее, добрее и прекрасней!

 

Аннэтэс Рудман

ХОЧУ ВСЕ ДЕЛАТЬ В ЛЮБВИ!

 

Александр Мацко: «История «Анны Карениной» обречена на успех».

 

Текст: Влад Васюхин

Фото:

 

О таких говорят: вундеркинд.

Главным балетмейстером и режиссером Краснодарского Музыкального театра Александр Мацко стал в 2003 году. Вчерашний выпускник факультета музыкального театра ГИТИСа, ученик Романа Виктюка, он получил предложение, отказаться от которого было бы и странно, и неразумно. Почти не раздумывая, уехал на Кубань, в провинцию, хотя мог бы начать завоевывать столицу. И там, в Краснодаре, сразу стал творческим лидером театра с хорошей историей, с хорошими традициями и что не менее важно – с большой перспективой. По сути, в провинции Александр получил судьбоносный carte blanche, возможности без ограничений.

Это действительно была рука судьбы, и ни на мизинец - связи или протекции. Ну, какие там связи? Мацко родился в Саратовской области, в военном городке (правда, их Татищево-5 очень гордится тем, что подарило стране народного артиста России Евгения Миронова), в далекой от искусства семье (если не считать, что мама работала главным бухгалтером в Доме культуры). Всего пришлось добиваться трудом, энергией, упорством.

Современный танец Александр осваивал на мастер-классах в США и Великобритании. Еще студентом поставил в Краснодаре оперетту «Веселая вдова». Тогда на одаренного юношу и сделала ставку Фортуна. Теперь в его портфолио уже немало больших и серьезных работ, в том числе – лайт-опера «Гоголь. Чичиков. Души», выдвинутая сейчас по трем номинациям на соискание национальной театральной премии «Золотая маска», и балет «Анна Каренина», выпущенный осенью 2014 года.

Об «Анне Карениной» мы поговорили с Александром сразу после премьеры.

 

N.S. «Каренина» - роман многоплоскостной. Насколько отстоит ваш спектакль от литературного источника?

-Роман Льва Толстого я изучил вдоль и поперек, и с большим пиететом к подлиннику три месяца писал либретто. Выбирая материал, понимал, что история обречена на успех, ведь людям всегда интересны большая любовь, измена, предательство, расплата. Книга действительно многогранная. Для нашего коллектива выбор такого значительного произведения – высокая планка. И создавая свою «Анну Каренину», все мы, я уверен, выросли в творческом плане. Для меня же это был первый двухактный балет.

N.S.Что оказалось самым трудным на репетициях?

-Музыка. Музыкальный ряд, который я выбрал, сложнейший. Он диктовал хореографическую плотность, густоту, насыщенность. «Слишком много движений!» – говорили мне порой педагоги-репетиторы, а мне хотелось придумывать что-то еще и еще. Я обычно «долго запрягаю», тщательно готовлюсь, но когда начинаются репетиции, четко вижу цель. Атмосфера на репетициях, надеюсь, была дружеская и теплая. Но не терплю лени, не терплю непрофессионализма, могу «выйти из берегов», если вижу халатность. Да, я требователен. Знаю, чего хочу, стараюсь этого добиться. Однако хочу все делать в любви.

N.S.В программке перечислены имена девяти композиторов. Почему вы не ограничились балетом Родиона Щедрина, который впервые станцевала в Большом Майя Плисецкая, а не так давно поставил в Мариинке Алексей Ратманский?

-Буду откровенен: не хотел связывать себе руки, не желал запираться в партитуре одного композитора. Стремился к максимальной свободе выражения постановочных идей. Что касается «Анны Карениной» Щедрина, то там нет линии Левина и Кити, очень важной для романа. И мне его музыка не дает той энергии, которая есть в книге. Роман экспрессивнее и темпераментнее. Передать это на сцене нам помогла музыка разных композиторов – и отечественных, и зарубежных, и классиков, и современников. Кажется, сложилось органично. Есть несколько любимейших классических произведений, на которые я давно мечтал что-то поставить. В их числе сочинения Шостаковича и Стравинского. «Анна Каренина» давала подобный шанс. Музыка итальянца Дарио Марианелли, написанная к экранизации Джо Райта («Анна Каренина», совместное производство Франции и Британии, 2012 г., Ред.) показалась мне тоже очень хореографичной. Несмотря на то, что все треки короткие, они несут сильный драматургический импульс. Я очень люблю классическую музыку, часто ее слушаю. Но, поскольку занимаюсь все же современной пластикой, и спектакль мы анонсировали как «современный балет», не всегда считаю возможным танцевать модерн данс под классику. Помню, я ставил балет «Моцарт», и классическая музыка просто вынуждала – требовала классической хореографии.

N.S.Как вы относитесь к критике?

-Понятно, что все творческие люди очень обидчивы, нас легко ранить, но, надеюсь, я трезво оцениваю свои минусы и недочеты. И готов их обсуждать. Всякий раз после премьеры хочется не только оваций, букетов, интервью, но и поговорить со сведущим человеком, может, не таким эмоциональным, как я. К моей радости после премьеры «Анны Карениной» подобный разговор случился. Ко мне подошел Александр Лавренюк, он – главный дирижер краснодарского Театра балета под руководством Юрия Григоровича, который был солистом Большого театра и, кстати, танцевал с Плисецкой в ее «Анне Карениной». Лавренюк сделал разбор спектакля – в сухой, четкой и очень доброжелательной манере, и сказал мне интересную фразу: «Этот балет будет теперь с тобой всю жизнь. Ты будешь к нему возвращаться вновь и вновь, думать, что-то корректировать». Кстати, так и происходит...

N.S.Вы упомянули выдающегося российского хореографа Юрия Григоровича, он после ухода из Большого театра создал в Краснодаре действительно уникальный коллектив. Наверняка, мэтр оказывает на вас сильное влияние?

-Это большая ответственность, работать в одном здании со всемирно известным балетмейстером. Мы существуем параллельно, но дружно – с его труппой делим балетные залы и сцену. Григорович – человек потрясающей творческой энергии!

N.S.Известно, что Лев Толстой терпеть не мог балет. Поэтому я не буду просить вас фантазировать – как бы он отнесся к вашей «Карениной». Но, представьте, что вам довелось бы отобедать с великим писателем. Что было бы на столе?

-Если бы мы встретились в Краснодаре, я пригласил бы его в ресторан, который расположен на первом этаже моего дома. Я там постоянный гость, поскольку сам почти не готовлю, и мои артисты любят шутить на этот счет: «Опять идешь в свою столовую?». В отличие от Льва Николаевича, я не вегетарианец и люблю итальянскую кухню. Но из солидарности с Толстым заказал бы что-нибудь постное, к примеру, жареный картофель с лучком и грибами.

N.S.Вы много работаете, премьера за премьерой, а что можете сказать о себе как о зрителе?

-Надеюсь, зритель я благодарный, отзывчивый и ненасытный. Во-первых, в Краснодаре на сцене нашего театра постоянно кто-то гастролирует – от Дмитрия Хворостовского и Константина Хабенского до театра моего учителя Романа Виктюка. Во-вторых, во время отпуска или командировок я стараюсь ходить в театр. Недавно неделю провел в Москве и каждый вечер у меня был занят – то «Призрак оперы», то новые спектакли Евгения Писарева и Римаса Туминаса. Спасибо, друзья без устали снабжали билетами. Поход в театр для меня лучший способ провести свободное от работы в театре время. Такой вот каламбур… Хотя, конечно, сейчас вряд ли повторю свой «подвиг» школьных времен: когда-то я раз тридцать посмотрел в Саратовском драмтеатре спектакль Александра Дзекуна «Виктор, или Дети у власти». И это, пожалуй, мое самое сильное театральное впечатление!