ГДЕ КУПИТЬ ЖУРНАЛ NSTYLE?
   

Лучший теннисист прошлого столетия – о гармонии в отношениях, спонтанном отдыхе и гольфе как лучшем способе борьбы со стрессом

ТЕКСТ: АНАСТАСИЯ ВЕПРЕНЦЕВА

– Евгений, насколько я знаю, ваш последний ветеранский теннисный турнир был в 2010 году – Уимблдон, в котором вы победили. Расскажите, чем занимаетесь сейчас?

– На самом деле в ветеранских турнирах я играю практически регулярно, последний был на Roland Garros в 2016 году. Сейчас занимаюсь деятельностью, связанной с популяризацией, развитием тенниса в нашей стране: я вице- президент Федерации тенниса, то есть во всем, что связан- но с теннисом, я стараюсь быть задействованным.

– Я знаю, вы еще увлекаетесь гольфом и даже побеждаете в чемпионатах. С чем связано такое увлечение?

– Это мое старое увлечение, оно началось с 1994 года. Параллельно был у нас турнир в Америке в одном из кантри-клубов, и там же было поле для гольфа, то есть все до банальности просто – после одной из тренировок мы с ребятами пошли на тренировочное поле, решили попробовать, и оно зацепило, потому что это огромный драйв, и я до сих пор им увлекаюсь.

– Тренерская деятельность вам интересна? Планируете передавать опыт младшему поколению?

– Я еще не созрел для того, чтобы все свое свободное время посвятить тренерской деятельности. На самом деле в планы входит, но не в ближайшее время.

– Сейчас ваша дочь Алеся выходит на мировые поди- умы в Москве и Европе в качестве модели, она также популярна в Instagram. Вы поддерживаете ее в выборе профессии?

– Дочь я, естественно, поддерживаю в любом случае. Даже если события развиваются не всегда так, как мне этого хотелось бы, я очень дорожу своей дочерью и стараюсь ей всячески оказывать моральную поддержку в том, чем она занимается.

– Ваш брак с Марией распался в 2001 году, сейчас получается, что вы живете холостяцкой жизнью или все-таки ваше сердце занято?

– Живу сейчас холостяцкой жизнью. Акцент не ставлю на семью, если не сложится – ничего страшного, время у меня еще есть.

– Какие качества вы считаете самыми главными в женщине? Что пытаетесь привить вашей дочери Алесе?

– Наверное, ум и красота – это первое, что ценю в женщине. Это самые главные достоинства, и хорошо, когда они вместе гармонично развиты и гармонично идут по жизни с женщиной.

– Спорт связан с огромным количеством стрессов, как боретесь с ними? Есть ли у вас какой-то рецепт быстрого восстановления организма?

– Да, связан. Но рецепта быстрого восстановления организма нет. Для меня лучшим способом борьбы со стрессом был гольф, когда можно уединиться на три-четыре часа, забыть обо всех своих проблемах. Это что касается того, что «Ум и красота – это первое, что я ценю в женщине» 49 меня в гольфе прельщает. Наверное, это самое главное.

– Я знаю, что вы еще любите путешествовать. Какие страны вас привлекают больше всего? Что для вас самое важное в путешествии? Обычно у вас есть намеченный план поездки или любите неожиданные решения?

– Мне ближе по душе европейские страны: в первую очередь это огромная история, культура. Самое главное для меня в путешествии – это активный отдых, я не люблю тупо ходить по магазинам, музеям, я драйв от этого не получаю. Если полезное с приятным совместить – например, если есть рядом поле для гольфа, в том месте назначения, куда я еду, – для меня это самое идеальное. У меня никогда нет намеченного плана поездки, это все спонтанно, и мне нравятся такие путешествия, когда ты ничего не планируешь, а легок на подъем – взял с места, собрался и поехал.

14 ноября состоялся званый ужин по случаю празднования двенадцатого дня рождения журнала Nstyle. 

Мероприятие прошло в гостях у постоянных партнеров журнала - в главном салоне RollsRoyceMotorCarsMoscow в гостинице "Украина". В рамках званного ужина гостей ждала интересная концертная программа с розыгрышем призов от партнеров мероприятия и караоке-шоу "Очень караочен", ведущими которого выступили Стас и Юлия Костюшкины. Также на сцене в этот вечер выступили Артур Бэст, Родион Газманов и Олег Газманов, Стас Костюшкин с супругой Юлией.

Издатель журнала Nstyle - Аннэтэс Розенберг-Рудман была награждена орденом «Национального достояния» за огромный вклад в издательский бизнес, развитие новых направлений в журналистике, активную просветительскую деятельность и участие в благотворительных проектах. Очаровательная хозяйка вечера принимала поздравления и цветы от друзей и партнеров журнала. Также ужин посетили звезды шоу-бизнеса, дизайнеры и известные бизнес-персоны.

Уже 12 лет интеллектуальный глянец NStyle радует своих верных читателей эксклюзивными интервью с успешными бизнесменами, политиками, актерами, дизайнерами и личностями из мира искусства и науки.

Партнерами мероприятия выступили Rolls Royce Motor Cars Moscow, сеть аптек A.V.E. Luxury совместно с брендами: Excellance, Methode Cholley и Santa Maria Novella, а также медицинская корпорация Rhana и швейцарский бренд косметики для зубов – SwissSmile.

Хорошо бы, конечно, всю эту тягомотину с образованием проходить в три притопа, два прихлопа, как высший разум Лилу из фильма «Пятый элемент».

То есть берешь в руки любую книгу, учебник, например, по интегральной алгебре, или словарь англо-китайского языка, или даже самоучитель по санскриту – пять минут, и ты в теме.

То есть не нужно тратить время, нервы и деньги на получение знаний, причем не всегда необходимых и полезных. Например, нужно в данный момент провести переговоры с индусами на хинди или даже урду, а ты – раз! – зашел в книжный по дороге на встречу и выучил по книжке язык за мгновения, да и деловой этикет в придачу, так, на всякий случай.
Как вспомню школу – так вздрогну. Лично для меня была парочка-другая гуманитарных предметов, которые хотелось изучать и запоминать все рассказанное преподавателем, а потом еще и дополнительно заниматься. Остальные уроки в расписании наводили тоску и уныние. Дело, возможно, было в подаче материала, в умении учителя сделать урок интересным, но в моем детстве, хотя школа и институт были совсем не последнего десятка, практиковалось почти каждый учебный день буквально переступать через себя, потому как нет ничего ужаснее для школьника или студента, чем дамоклов меч невыученного урока или надвигающегося экзамена. Вот, например, случай, вспоминая который, каждый раз становится и стыдно, и забавно одновременно.
Был в университете на младших курсах у нас такой предмет – статистика. И вела его жуткая тетка, наводившая страх на весь поток тем, что ни в какую не ставила студентам зачеты и требовала демонстрации доскональных знаний совершенно труднопроходимого для меня предмета. Как только я попала на первый урок, сразу стало ясно – дело дрянь.Мало того что добрая половина аудитории вообще ничего не понимала из пространных объяснений, так еще и уяснить себе, зачем нужно непременно вызубрить за четыре месяца половину толстенной книжки, не представлялось возможным.

В этой связи решено было поступать так: каждый урок я намеренно садилась на первую парту, прямо под нос к мегере, жадно и внимательно ловя каждое слово, старалась ну хоть иногда пересекаться своим взглядом с глазами бушующей преподши с одной только целью – уверить ее в своем полном и безапелляционном понимании и совершенной заинтересованности в предмете. Конечно, некоторые сложности возникали при переходе к активным действиям – например, при решении практических задач. Я как примерная ученица с первой парты, по идее, должна была делать правильные вычисления раньше и точнее всех. А это, как вы понимаете, сделать было не то чтобы невозможно, а совершенно нереально ввиду моего полного непонимания предмета.
Ну отказывался мой организм на биологическом уровне вымерять неизмеримое и строить на этом основании цифровые схемы и методы анализа. Посему решено было действовать так: сидеть, подперев рукой лоб, обязательно его старательно хмурить и беспрерывно что-то выписывать, заглядывать в прошлый конспект и книжку, а также в задумчивости посматривать на преподавательницу в упор, но как бы и сквозь нее – для создания эффекта глубокомысленной прострации. Как раз в это время аудитория погружалась в напряженную тишину, и можно было услышать, как карандаш мучительницы двигается по списку фамилий на шершавой странице журнала, выискивая жертву публичного позора.Каждый раз в начале практического семинара я делала вид, что напряженное ожидание меня нисколько не колышет, а в случае чего я готова показать класс. Вызывался, слава Богу, кто-то более подготовленный, а мне оставалось смотреть на его истязание умными глазами и поминутно сверять якобы свои вычисления с писаниной мелками. Понятно, что вычислений у меня никаких не было, от ужаса происходящего руки становились деревянными, и я еле держала ручку.К слову сказать, в этой статистике я не понимала ровным счетом ничего. То есть вообще ничего. Я не смогла бы решить самостоятельно любую, даже элементарную задачку, потому что мой гуманитарный мозг напрочь отказывался что-либо понимать в этой жути, а уж тем более зазубривать определения и, руководствуясь какими-то страшными формулами, что-то там еще высчитывать. От одного вида учебника меня просто мутило, и я не помнила наизусть ни одного абзаца, сколько ни пыталась повторить и осмыслить. Единственное, что я умела делать, – с умным видом сидеть прямо перед столом преподавателя на первой парте и понимающе смотреть ей в глаза.

С течением времени ситуация с этим цирком только усугублялась, так как мегера стала называть меня Катюшей и похлопывать по плечу, проходя мимо. Мне было даже страшно подумать о том, что мой обман может раскрыться в любое мгновение.

В общем, как говорится, степ бай степ, и рефлекс на занимаемое мною в любую погоду место на первой парте, и зыбкое взаимопонимание были достигнуты. К концу семестра я стала чуть ли не самой обожаемой студенткой, не пропустившей ни одной лекции и имевшей толстый конспект всей этой страшной галиматьи, слово в слово повторявшей экзерсисы преподавателя.
А между тем с соседних параллельных потоков нескончаемой чередой лились рассказы об ее зверствах во время экзамена, о много-численных пересдачах, загубленных дипломах и конфликтах
с родителями и деканами факультетов. То есть дама была серьезная и беззаветно преданная своему делу. Решить вопрос с ней можно было, только сходив на десять пересдач или оставшись из-за кола по этой самой статистике на второй год, – и такие случаи тоже были.

Суть да дело, а близилось время экзамена. Я все так же, каждый раз холодея конечностями, сидела на первой парте, аккуратно и своевременно списывала домашние задания у ботана из параллельной группы и старательно делала умные глаза и красиво морщила в не-человеческих мучениях лоб, пытаясь решить очередную задачку, в которой я не то чтобы ничего не понимала, а вообще тотально и безнадежно была, как говорит мой папа, «ни в зуб ногой».
Как уже было сказано выше, все мои ухищрения имели, как ни стран-но, положительный эффект. Меня ни разу не вызвали к доске, считая, что умница и паинька и так все знает и лучше пристыдить всех остальных тупиц и помотать им нервы, а я и так все уже решила и негоже отрывать меня от увлекательных статистических исследований.

Пару раз, правда, я на ватных ногах и не ворочающимся от ужаса языком вызывалась решить задачу у доски сама – но только с той целью, чтобы пресечь подозрения о моей тотальной и беспросветной статистической непригодности и только с зажатой в кулачке шпаргалкой с правильным решением, заранее изъятой у студента из предыдущей по времени группы.

В общем, близилось время экзамена. Я старалась об этом не думать и давала согруппникам списывать тщательно зафиксированные конспекты. Я решила не готовиться – вообще. Потому что по-настоящему вникнуть в то, что полгода снилось мне в кошмарных снах и наяву, не представлялось возможным, да еще сама ситуация указывала на какой-то другой вектор развития событий. Чем бли-же становился «час икс», тем яснее я понимала, что спасти меня от скандала и расправы может только чудо.
Я честно пыталась как-то собраться и в конце концов заставить себя хотя бы прочитать отксеренные шпаргалки, но каждый раз этому противилось все мое существо, практически на физическом уровне отторгая образовательный материал. Еще один вариант предполагал пойти и сдаться с поличным, типа так и так, вот такие пироги… но на такое у меня не хватало духа.

В назначенный час, что-то около трех часов дня, нужно было явиться в институт на экзамен. Моя мама зачем-то предложила от-везти меня на машине, и я сидела дома и ждала ее. Мама опаздывала – я уже не нервничала, так как худшего развития событий было трудно и вообразить. Мало того что я полгода дурачила самую грозную и опасную из преподавательниц, так еще и опаздывала на экзамен, не зная при этом ну вообще ничего. Я решила расслабить-ся – будь что будет, думаю, в конце концов, лишь бы не было войны.Короче, приезжаю – в коридорах толпа народу, все по стеночке с конспектами и на нервах. Посередине стены – зловещая дверь, первая партия студентов внутри. Я, недолго думая, уверенно пробегаю мимо сокурсников, уверенно так открываю дверь, скорее даже влетаю в аудиторию и говорю громко и безапелляционно: «Мариванна, я прошу прощения за опоздание, но со мной по дороге в институт сейчас та-а-кое случилось! Видите?» – говорю я, вся в нервном припадке, задыхаюсь, руки трясутся, ноги подкашиваются, глаза горят (что было совершенной правдой – именно так я выглядела, но совсем по другой причине). Дальше плету что-то про дорогу, машину и какую-то там небольшую аварию, испуг – и из головы все вышибло, говорю. Только помню имя и фамилию!

Она мне: «Ой-ой, что же делать, ну давай, тяни без очереди билет! Я говорю: «Тяну!» И тяну его, билет этот, как ни в чем не бывало сажусь готовиться, а сама в билет даже не смотрю – потому как знаю, что бесполезно это.
Сижу, пишу на бумажке стишок: «Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя…» Минут через пять Мариванна нависает надо мной и говорит: «Давай зачетку и иди домой!»

Я, не помня себя, протягиваю зачетку, говорю, метая искры из глаз: «Спасибо» – и пулей выметаюсь из аудитории.

 

Выхожу – толпа обступила и бушует: «Что случилось? Почему так быстро? Сдала? Сколько?» Стандартные, в общем, вопросы.

«Сдала, – говорю. – Отлично».

БЕСЕДОВАЛА: ЕЛЕНА ЗАПОРОЖЕЦ

Человек, с которым мне посчастливилось пообщаться, обладает яркой харизмой, неиссякаемым творческим запалом, артистизмом, мужественностью и целеустремленностью. «В детстве все индивидуальны, детишки – половина просто талантище. Задача школы, конечно, сохранить эту наивность и доверчивость». О новом удивительном и нужном проекте «Школа трех искусств», которую он возглавляет, рассказал поэт и композитор Алексей Кортнев.

N.S. Когда стало понятно, что у вас есть способности к музыке? Кто ваш учитель? Помните ли вы свое первое выступление на сцене?

– Первые выступления состоялись в родительской квартире, дома, в дошкольном возрасте. Я начал петь очень рано, у меня поющая семья. Компания родителей, с которой я рос, – это Академический хор Московского энергетического института. Они объединились и всю жизнь дружили. Меня с детства окружало пение – и пение очень грамотное, умелое. Поэтому я могу смело сказать, что моими первыми учителями были родители. Потом, уже в школе в шестом классе,
я начал выступать сознательно – на сцене, с гитарой в руках – и писать песни.

N.S. Кто для вас самый важный критик? Важна ли для вас реакция семьи и детей?

– Семья моя любит и ценит то, чем я занимаюсь, но они относятся по-любительски. Я понимаю, что бы я ни сделал, и жена, и дети это примут. Другое дело, что жена настроена достаточно критично, но я знаю, что эта критичность скорее семейная, снисходительная, с неким таким похлопыванием по плечу. Серьезной критики, на которую стоило бы обращать внимание, в этой ситуации не дождешься.
А вот группа «Несчастный случай» очень жесткая, комплиментарность у нас вообще отсутствует в принципе. Мы друг к другу относимся уважительно, по-дружески, но при этом не спускаем каких-либо ошибок. Конечно, никто тебя не выгонит, но чтобы не заметили – такого не бывает. Если я приношу какой-то материал, который ребят
не устраивает, мне говорят об этом сразу. Достаточно пройти внутренний ценз в собственной команде, и можно быть уверенным, что сделано хорошо.

N.S. Должен ли артист быть индивидуальностью? Как развить в себе качества, которые будут привлекать публику?

– Ответ однозначный – конечно, да. Интересны и остаются в памяти только те люди, которые действительно отличались и отличаются. Раскрыть и развить индивидуальность, конечно, можно. Я думаю, что неповторимым может быть только человек, осененный гением, что бывает редко, ему в таком случае не обязательно быть хорошо образованным и эрудированным – такие примеры есть. А вот если ты талантлив, но не более того, то необходимо очень хорошо знать контекст, очень хорошо ориентироваться в поле, чтобы не повторять чужие успехи и ошибки. И может быть, чужие успехи не повторять даже важнее. Как раз когда ты пытаешься повторить кого-то, индивидуальность потеряна. Как правило, об этом могут не думать юноши, потому что в возрасте от 14 до 20 лет, когда самый рок-н-ролл начинается, неумение и дилетантизм прощаются. Когда молодой парень орет под гитару и очевидно, что это похоже и на того, и на другого, и на третьего, юности это прощается, она такова: во-первых, подражательна в силу возраста, а во-вторых, абсолютно невинна и искренна. Вот когда тебе становится лет тридцать, вот тут извини, если ты к этому времени не нашел собственный голос, даже раньше, в двадцать пять, будь то в музыке или актерском мастерстве, то, скорее всего, ты превратишься в артиста сериала. В детстве все индивидуальны, это я вижу в своей школе, детишки приходят – половина талантище просто. Мы сидим с педагогами умиляемся. Приходит девочка восьми лет, мы понимаем, что ее не надо ничему учить, складывается ощущение, что она сама может идти и преподавать. Мы прекрасно знаем, что пройдет четыре года, ей исполнится двенадцать, вырастут руки, ноги, шея, она станет чего-то стесняться, из этого очаровательного колобочка получится весьма зажатая куколка, из которой то ли вылупится бабочка, то ли нет. Задача школы, конечно, сохранить эту наивность и доверчивость, но это безумно трудно.

N.S. Как появилось желание передать опыт и знания подрастающему поколению? Давно ли возникла такая мысль?

– Мысль эта возникла совсем недавно и не у меня. Мне предложили возглавить школу, которая так или иначе была бы построена в комплексе ЖК «Олимпийская деревня Новогорск». Идея Ирины Александровны Винер-Усмановой, которая там всем руководит, заключается в том, что в этом новом строящемся комплексе будет спортивно-культурный кластер, где на территории поселка можно будет удовлетворить практически любые амбиции в смысле обучения, занятия спортом или театральным мастерством. Это предложение мне было сделано от застройщика, я недолго думал и ломался, потому что подобное бывает раз в жизни. С таким оборудованием и с таким дизайном, как у нас, детских школ в России, скорее всего, больше нет. Я просто принял на себя эту ответственность, а она очень велика, нужно оправдать доверие и большие инвестиции. Сейчас мы всячески стараемся это сделать.

N.S. Расскажите о своем новом проекте «Школа трех искусств»? Почему именно трех искусств, а не больше?

– В современном музыкальном театре есть такое понятие, как triple active, то есть артист мюзикла, который одинаково хорошо играет, танцует и поет. Вот эти три ипостаси и есть три искусства. А дальше мы с коллегами по школе придумывали, перебирали десятки названий, в конце концов победило это – в названии есть что-то такое древне-китайское, что-то солидное. В нашей школе это культивируется, у нас три зала – танцевальный, вокальный и театральный, со сценой и очень хорошим светом и звуком.

N.S. Расскажите о наставниках и учителях вашей школы?

– У нас три направления – театральное, музыкальное и танцевальное, которые возглавляют три наставника. Музыкальное направление я оставил за собой, актерское возглавляет Нонна Гришаева, а танцевальное – Егор Дружинин. Я позвал их, во-первых, потому что мы старинные друзья, десятилетиями работаем вместе, во-вторых, они, несомненно, обладают большим авторитетом в своих областях.
С Егором и Нонной мы играли в мюзиклах, они прекрасно знают этот жанр, в нем разбираются. Они с радостью согласились возглавить эти направления. Понятно, что в школе Нонна и Егор появляются нечасто. Я гораздо чаще, поскольку школа названа моим именем, то просто по долгу совести провожу там два раза в неделю по нескольку часов, смотрю, как идет процесс обучения. Ребята бывают существенно реже, но именно они отвечают за своих педагогов, которых отобрали и привели, в каждом направлении по три-четыре человека. Они знают их по совместной работе и отвечают за этих людей своим честным именем.
Я должен сказать, что, познакомившись с этими педагогами, я просто пришел в восторг: действительно это люди, к которым проникаешься доверием сразу, с детьми они работают так, как будто знают этих малышей давно. Детишки это оценили с первых же дней занятий.

N.S. Как построен учебный процесс?
– Поскольку площадь нашей школы невелика, мы придумали такую систему обучения: занятия будут происходить по принципу карусели, одновременно в школе находятся не более 30 детей, это три группы. Одна группа начинает обучение в танцевальном зале, другая в театральном, третья в вокальном, а через академический час меняются классами – и так по кругу. Каждый проходит три занятия за один день. Если у малыша возникает желание развиваться в одном из направлений, то есть возможность брать дополнительные занятия, сколько угодно.
В основном детишки занимаются по шесть академических часов в неделю. По воскресеньям мы проводим бесплатные занятия – факультативы, и у нас гибкая система скидок.

N.S. Каковы критерии отбора слушателей?
– Поначалу мы, конечно, всех просматривали, никто не записался по телефону.
У нас в школе могут обучаться от 120 до 140 слушателей, пока мы набрали около 100, поэтому взяли практически всех. Есть ребятишки, которым мы отказали только по причине их малолетнего возраста, если им меньше шести лет, заставить работать очень сложно. Или обратная сторона медали: приходит девочка, ей, скажем, уже почти 16 лет. И она говорит, что «я всю жизнь мечтала – и наконец рядом с домом открылась такая школа». Мы ей на это отвечаем, что, милая, ты через полгода будешь поступать куда-то, мы не сможем научить тебя чему-либо за такой короткий срок, этим нужно пожить какое-то время. Конечно, при необходимости реально натаскаться можно, но надо брать индивидуальные занятия каждый день, с утра до ночи. В принципе можно сделать из кукушки соловья за полгода, но другое дело, пойдет ли это на пользу, не травмирует ли это психику и даже физику, мы за такие вещи не беремся. Фактически у нас возрастной ценз. В нашей школе обучаются ребятишки от 6 до 15 лет, это самый пик развития и раскрытия таланта.

N.S. Расскажите, как вы планируете развиваться в профессии? Творческие планы, задумки? Участие в новых проектах?

– Есть очевидный проект – празднование 50-летия, которое состоится 19 октября в «Крокус Сити Холле». Я нашел себе товарища и партнера – Камиля Ларина, артиста театра «Квартет “И”», которому тоже исполняется 50 лет, у нас с ним разница три недели, и мы договорились, что будем отме4-чать юбилеи совместно, одному мне было бы противно, а вдвоем нет. Я поздравлю его, он меня, подарки, друзья… Дружеские посиделки. Мы написали сценарий, будет хорошее, интересное шоу, много гостей. Еще c группой «Несчастный случай» планируем новый большой альбом. В Уфе 15 октября у нас премьера, выходит рок-опера по башкирскому эпосу «Акбузат», который мы с моим компаньоном Сережей Чекрыжовым, композитором и клавишником «Несчастного случая», писали год. Еще в Благотворительном фонде Константина Хабенского мы совместно с Сережей Чекрыжовым сделали большой проект – мюзикл

«Поколение Маугли», который будем играть 1 октября в Большом Кремлевском дворце. Планов очень много.

N.S. Вы как-то в своем интервью сказали: «Любое творчество – преодоление некоего разлома, внутреннего разрыва, заживление душевных ран». Что вы имели в виду?

– Цельная личность и творческий процесс вообще, на мой взгляд, несовместимые вещи. Творческий процесс – это прохождение тока, какой-то гальваники, а мы из школьного курса физики знаем, что не-обходима разница полюсов, то есть в одном человеке должен быть как плюс, так и минус, тогда в нем, внутри, возникнет этот ток, который в голове и в душе заставит крутиться какую-то мельницу. Когда человек успокаивается, залечивает этот свой надрыв, он перестает писать, и это нормальный путь, к этому нужно стремиться. В 60–70 лет я хочу покоя, ничего не хочу писать, кроме воспоминаний, для которых душевный надрыв не нужен.

N.S. Спасибо, Алексей, желаю творческих успехов.

 

 

 

 

 

 

ПСИХОЛОГ ПО ЭНИОСТИЛЮ 

Поэтому вся наша жизнь состоит из решений: какой выбор нам сделать? А вот правильный он или нет – момент очень индивидуальный и субъективный. Здесь нужно задействовать все: ум, интуицию, знания, опыт, везение, творчество и, конечно, надо улучшать свою карму… Выбираем себе платье – и даже тогда испытываем муки ада: какое выбрать? Что уж говорить о выборе, у каких родителей родиться, выборе характера и т. д. Потом
в течение какого-то периода часто выбирают за нас, но все равно нужно набираться опыта, чтобы потом включиться в гонку правильного выбора.


Что может помочь в выборе правильного выбора, извините за тавтологию? Если выбор нужно сделать серьезный, судьбоносный,
я бы ответила себе на несколько вопросов.

1. Что бы я выбрала, если бы не страх? Умение выбрать лучшее для себя, не занизить планку – большой, смелый поступок. Но во многих случаях и обстоятельствах вступает в силу «лучшее – враг хорошего» или «лучше синица в руке, чем журавль в небе». Что поможет сделать выбор: аналитический склад ума или подсказки тела? Раньше при выборе я часто опиралась на то, что подсказывает ум. Потом стала прислушиваться к тому, что показывает тело. Самые древние инстинкты, которые в нас заложены с рождения, помогают выжить и тем более помогут выбрать! Вы замечали, что, когда голова уже выбрала, а тело почему-то не хочет, интуиция кричит: «Не твое!» Мы начинаем метаться, нервничать, не спать ночами! Что делать? Я бы посоветовала призвать третий ум – ум сердца. Есть такая практика – привести все голоса в своем теле в состояние тишины, потом достичь ощущения пустоты, когда  три ума – головы, сердца, тела – замолчали, и только тогда спросить из такого состояния: «Какой выбор мне лучше сделать?»
К вам всегда придет правильный ответ. Потренируйтесь на несложных решениях. Потом доведите до автоматизма. Эта техни-ка реально работает.

2. Что худшее или лучшее может случиться? Второй вопрос, который нам поможет быть смелым или аккуратным в принятии пра-вильного выбора. Мы живем среди людей, рядом любимые и родные – семья. Мы не можем не учитывать, как наш выбор может повлиять на их жизни. У человека есть совесть! Хорошо бы вовремя задать себе вопрос: «Зачем?»
Когда я была маленькой, часто представляла себе: сидит Бог, смотрит на нас всех сверху и ставит отметки за поведение. Оказалось, все намного проще и одновременно сложнее в природе. Работает закон «что внутри, то снаружи». Обманул, на-гадил, своровал – это все у тебя внутри, себя не обмануть. Это и вокруг тебя – обман, грязь, предатели… Постарался – мысли позитивные, распирает от любви ко всему, помолился. Так, глядишь, все вокруг тебя постепенно гармонизировано! Конечно,
я в упрощенной форме написала. Но стараюсь не усложнять процесс, а упрощать, хотя бы на начальной стадии. А то посмотришь, какой сложный путь к красоте, – так и останешься в своем сером мирке.

3. Что бы я выбрал, если бы не деньги? Деньги – земной эквивалент платы за энергию. Один из мощных потоков, который влияет на наш выбор. Что могу здесь сказать: по Сеньке и шапка!
Все хотят Ferrari, но не все смогут такой машиной управлять. Идут к вам денежные потоки – поздравляю и сочувствую! Теперь вы должны соответствовать вашим возможностям. Выбор увеличивается! Надо уметь правильно выбирать, еще быстрее и продуктивнее, чтобы осталось время всем этим воспользоваться. А главное – остаться свободным от такой зависимости и счастливым. Денег нет! Выбор часто сокращается до нуля! Умело распорядиться своим освободившимся временем – высший пилотаж внутренней работы над собой. А там, глядишь, и деньги появились. Внутреннее состояние благополучия часто не купишь ни за какое золото – художник должен быть голодным. Хотя соглашусь – лучше, чтобы оно было.

4. Чему меня научил предыдущий опыт? Это твое личное приобретение, твой вклад в умение правильно выбирать, твои навыки не наступать на одни и те же грабли дважды. Уроки неправильных выборов дают нам возможность совершенствоваться, расти. Не усвоил первый урок – получи задачку посложнее. Не справился – получи неприятность. Поленился – будет так, чтобы запомнил. Если бы вы знали, как полюбите свои неприятности, когда будете после их преодоления получать мощные дивиденды. Опыт – наше сокровище.

5. Совпадает ли это с моим видением и как я буду на себя смотреть в зеркало завтра? Вот вам кажется, вы приняли для себя самое верное решение, – поживите с ним некоторое время. Послушайте себя – ваше ли это желание или навязанное со стороны. Поет ли ваша душа после принятия этого решения или вы недомогаете по непонятной причине. Я, если есть такая возможность, окончательно ставлю точку в принятии решения, переспав с этим ночь. Просыпаюсь утром,
и если по-прежнему это хочу, то точно мое! Настроение отличное, я наполнена уверенностью. Выбор сделан верный! 

 Максим Егоров и Елена Комаренко совместно с центром MARS 

Реверсия Выставка 

   30 ноября в Центре  современного искусства MARS открывается выставка "Реверсия", в которой участвуют знаменитые российские художники и скульпторы. Константин Худяков (Москва), Дмитрий Жуков (Санкт-Петербург), Илья Гапонов  (Санкт-Петербург), Дмитрий Цветков (Москва).

    "Реверсия" - это взгляд в будущее через призму прошлого и настоящего глазами современных художников, использующих новейшие технологии и особенный изобразительный язык в диалоге со зрителем.

     В своих работах они размышляют над нашим генетическим кодом и нашими ценностями, над идеалами и иллюзиями. Каждая работа выполнена в уникальной технике - бисер, ткань, стекло, зеркало и даже нефть и колючая проволока - такой арсенал изобразительных средств художников проекта "Реверсия".

     В первую очередь на выставке зритель увидит яркие произведения известных мастеров, а кто-то, возможно, еще и задумается о жизни, вопросах истории, культуры, религии. Эти темы в ненавязчивой, деликатной форме анализируют авторы.

      Организаторы, авторы идеи и кураторы выставки - галерист, коллекционер, меценат Елена Комаренко и бизнесмен, меценат, коллекционер Максим Егоров выставкой "Реверсия" продолжают знакомство широкой аудитории с современным искусством, которое они начали осенью 2015 года в рамках VI Московской биеннале современного искусства. Тогда ими был представлен специальный проект "Паноптикум", в рамках которого были показаны уникальные объекты инновационного искусства.

      Художники проекта "Реверсия" давно имеют международное признание, авторитет среди коллекционеров и востребованность на ведущих мировых аукционах. Их работы находятся в собраниях крупнейших музеев и частных коллекций всего мира.

 

 

   Заслуженный художник РФ, академик, вице президент Академии художеств Константин Худяков трансформирует исторические факты, религиозные и культурные сюжеты в цифровой код и перемещает в зазеркалье. Как преобразится окружающий мир, если поместить его в виртуальную реальность?

   Художник Илья Гапонов пишет свои работы нефтью и кузбасслаком, размышляя на тему жизни человека  в эпоху индустриализации.

   Скульптор Дмитрий Жуков исследует параллели между узорами, которые вышивали наши предки и объемными кружевными скульптурами из металла и проволоки, которые он сейчас плетет в пространстве.

   Нарядные мундиры в исполнении художника Дмитрия Цветкова отсылают нас к периоду военных и исторических баталий. Сшитые по всем правилам и украшенные наградами, они предстают, как живые свидетели великих событий, при этом неся долю иронии в интерпретации современного художника.

 

Выставка открыта с 1 по 31 декабря 2016 в галерее Центра современного искусства MARS по адресу: Пушкарев переулок, 5 

Вход на выставку свободный. Часы работы: 12-22, ежедневно.  

Контакты: Елена Комаренко  +7 916 151 91 57 Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 «Хрустальный Лотос»

 третья ежегодная премия в области красоты

 

24 ноября 2016 года на королевской площадке Vnukovo Village состоится вручение профессиональных наград в рамках 3-ей ежегодной премии в области красоты «Хрустальный Лотос». 

Из года в год с огромным успехом в бьюти-пространстве столицы проходит вручение премии «Хрустальных Лотос», учредителем которой является компания «НОКС Онлайн». Событие призвано выявлять и поощрять лучших представителей индустрии красоты путем голосования пользователей kleos.ru и беспристрастного жюри, состоящего из специалистов данной сферы.

На этот раз церемония награждения намечена на ноябрь 2016 г. А это значит, что некоторые из номинантов встретят новый 2017 год с новыми наградами!

А всем нам станут известны имена лучших пластических хирургов, косметологов и других создателей красоты.

Гостей долгожданной церемонии ждет множество сюрпризов от организаторов события

PR агентства A2: роскошный beauty-бар, выступления артистов оригинального жанра, рекордсменов, звезд шоу-бизнеса, изысканный фуршет и потрясающие авторские коктейли! А приготовленные подарки и комплименты от партнеров премии удивят даже самых искушенных посетителей!

Список звездных гостей пополняется с каждым днем, партнеры с нетерпением ждут приглашений.

Процесс подготовки идет полным ходом! Совсем скоро, уже в ноябре, в Москве снова станет жарко, ведь Премия «Хрустальный Лотос» награждает только самых ярких представителей и поистине талантливых специалистов в своей области!

Сбор гостей - 16.00

Начало церемонии - 17.00

Количество гостей: 100

 

По вопросам сотрудничества и аккредитации

Моисеева Алина

PR-агентство А2

+7 909 646 02 19

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

«Кутюрье – одни из немногих – по-прежнему продолжают творить чудеса. С тех пор как крестная Золушки исчезла, они одни способны воплощать мечты и преображать».

Кристиан Диор

 

Талант переносить художественную задумку на ткани, чувствовать тренды и угадывать настроение своей аудитории – важная составляющая успеха для современного дизайнера-модельера. «Женственность и элегантность – главное оружие женщины» – так считает дизайнер Анастасия Задорина. Мы поговорили с Анастасией о современной моде, истинной женской красоте и вдохновении, без которого дизайнеру творить невозможно.

Беседовала Анастасия Бойко

 

N. S.: Анастасия, у вас дипломатическое образование. Расскажите, в какой момент вы осознали, что ваше призвание – быть дизайнером?

– Я действительно закончила бакалавриат МГИМО по специальности «международные отношения», а магистратуру по специальности «внешняя политика и дипломатия России». Но мода мне всегда была интересна, я ездила на показы в Париж, в Милан. Мне нравилось выглядеть не так, как все, – я начала придумывать наряды, а отшивали их по моим эскизам в ателье. В какой-то момент я решила, что мне необходимо образование в сфере моды. Параллельно с учебой в МГИМО я поступила на курс МГУ «Теория моды» у Александра Васильева и начала брать уроки академического рисунка. С дебютной коллекцией «Москва – Тель-Авив» я приняла участие в конкурсе фонда «Русский силуэт», а потом стала призером конкурса молодых дизайнеров, который проводил журнал Grazia. С этого и началась моя профессиональная карьера дизайнера. Вообще, я считаю, что хорошее образование – это очень важно. Я рада, что шесть лет моей жизни и учебы прошли именно в МГИМО.

N. S.: Мне всегда было интересно, как обучают моде?

– Что значит «обучить моде»? Можно узнать историю моды, научиться конструировать одежду, рисовать эскизы. Можно привить человеку вкус, помочь найти свой стиль, раскрыться. Сейчас очень много программ по обучению в fashion-сфере: семинары, курсы, тренинги. Даже глянцевые журналы, где говорится о тенденциях, и фильмы учат нас быть модными. Что касается стиля, это все очень индивидуально, зависит от настроения, обстоятельств. Если говорить о высокой моде, то она не для повседневной жизни. Вряд ли мы наденем эпатажную шляпу на работу или в институт. А на вечернем мероприятии или на скачках это может прийтись кстати. Всему должно быть свое место и время. Хотя сейчас вечерние шифоновые платья носят с кедами, а вечерние украшения могут надеть и днем. И это не выглядит вульгарно, сейчас такая эклектика стала нормой.

N. S.: Что вдохновляет вас на создание новых коллекций?

– Вдохновение живет внутри, это действительно так! Я, как любой человек, радуюсь мелочам: путешествиям, хорошему лету, приятному вечеру с друзьями, солнечной погоде. Мне хочется и самой хорошо выглядеть, и давать эту возможность другим. А это всегда востребовано!

N. S.: Что для вас истинная женская красота?

– Эпатажные наряды – не мое. Если посмотреть на мои коллекции, то вы увидите в основном классические женственные платья. Конечно, иногда на показе может быть что-то экстраординарное и необычное: прозрачное платье с нижним бельем, к примеру, но я не предложу такой образ клиентам для выхода в свет. Это выглядело бы как минимум странно. В таком случае должно быть платье-футляр под прозрачную ткань. Что касается истинной женственности, то это скорее образ, придуманный Диором, – New Look. А Коко Шанель, например, показала новую женственность, без пышных юбок и жестких корсетов. Любая женщина должна быть элегантной, этого можно достичь благодаря приталенному фасону, вышивке или красивому декольте. Я сама люблю одеваться женственно. Недавно, когда я вышла в непривычном для меня образе – короткое платье и высокие шнурованные сапоги, – все очень удивились. Но девушки иногда должны позволять себе эксперименты. (Улыбается.)

N. S.: То есть вы не поддерживаете тенденцию моды к агрессивным деталям – грубым ботинкам или кожаным юбкам?

– Иногда это смотрится неплохо со стороны. Но сама я не могу так одеться, потому что не вижу себя в таком образе. Однако в жизни все может поменяться, зарекаться нельзя!

N. S.: Расскажите про вашу новую коллекцию.

– Моя новая коллекция весна/лето-2017 будет легкая и прозрачная, будет много ручной вышивки, потому что это моя специфика. Я не ушла от своей любимой сетки, это будет всегда, потому что для меня это лучший материал. С ним можно играть как угодно, и сетка, я думаю, долго не выйдет из моды. Стиль коллекции – смешение барокко и классики. Основной цвет – белый, а элементы декора из золота и серебра. И еще будет много жемчуга! Мы покажем порядка 40 луков, я всегда стараюсь сделать больше, потому что хочется порадовать своих гостей и растянуть удовольствие от показа.

N. S.: Где можно купить одежду вашего бренда?

– Пять лет у меня были бутик в «Крокус Сити Молле» и корнер в «Весне» на Арбате, но сейчас я поняла, что хочу чего-то совсем другого. Уже в ноябре мы открываем ателье на Кутузовском проспекте в гостинице «Рэдиссон Ройал Москва» – это будет уютное место дружеского формата. Наши клиентки больше всего ценят индивидуальный подход – каждое платье мы подгоняем специально по фигуре, стараемся учесть все пожелания. В формате ателье нам будет гораздо удобнее работать. Магазины сейчас не очень коммерчески выгодная история, а я хочу видеть положительную отдачу от своего дела.

N. S.: Где находится производство?

– В Москве. Кроме бренда anastasiAZadorina я руковожу компанией Za Sport, которая занимается корпоративной и спортивной экипировкой. Мы отшиваем продукцию для заказчиков в больших объемах, максимально быстро, работаем в очень интенсивном режиме.

N. S.: Вопрос, который волнует всю женскую половину наших читателей, – что носить этой осенью и зимой?

– Этой осенью очень актуальны травяные и оранжевые оттенки, анималистичные принты, бархат. Зимой в моде будет блеск: пайетки, стразы, блестки. Что касается фасонов, то это юбки и платья в пол, рукава фонариком. Но вообще, в холодное время года главное – одеваться тепло и соответственно ситуации! (Смеется.)

N. S.: Есть ли тренды в современной моде, которые вы не одобряете?

– Я категорически против пошлости. Например, стиль Ким Кардашьян я точно не одобряю, эти короткие шорты-трусы, сетчатые топы… Хотя ее ставят на все сайты о звездах, а это часто видят дети или подростки, которые могут это перенимать.

N. S.: А что вы думаете об уличной моде?

– Стрит-фэшн – это всегда смешение стилей. Что ты надел, то и модно! (Смеется.) Вообще, сейчас появилась культура шопинга, есть VIP-шоперы, персональные стилисты, которые помогают людям выбирать правильную одежду. Хочу отметить, что мужчины стали лучше и интереснее одеваться. Они перестали бояться экспериментировать!

N. S.: Вы можете предположить, что будет с модой через пять-десять лет?

– Мода меняется каждый день. Но я думаю, что все движется в сторону максимальной простоты. Потому что, если посмотреть на Недели моды, которые прошли недавно, там очень много деталей, все очень пестро, все стили смешаны, все периоды, все эпохи. Мне кажется, этого уже хватило всем в избытке. Мы уже побывали и в моде 1960-х, и 1970-х, и 1980-х, а что дальше? (Смеется.)

N. S.: Есть ли у вас любимая вещь в личном гардеробе?

– Я думаю, такие вещи есть у каждой девушки. Я, например, очень люблю сумки, у меня дома большая коллекция. Причем я люблю необычные, лимитированные экземпляры.

N. S.: Кого вы считаете иконой стиля?

– Одри Хепберн! Она вошла в историю как одна из самых стильных актрис. Ее образ – это классика, которая будет актуальна всегда. Я обожаю фильм «Завтрак у Тиффани» и готова пересматривать его снова и снова.

N. S.: Как должна выглядеть модель, чтобы участвовать в вашем показе?

– У меня, кстати, поменялось мнение о моделях. Раньше я выбирала для показа очень женственных и фигуристых девушек, а сейчас пришла к выводу, что очень важно, чтобы было интересное, модное лицо. На девушках «с изюминкой» платья выглядят совсем по-другому!

N. S.: Как вы выбираете моделей?

– Раньше я сама проводила кастинги моделей, сейчас у меня есть своя команда, которая этим занимается, но я все равно окончательно утверждаю их выбор. И хотя я делала показы и в Европе, больше всего ценю наших русских девушек, считаю, что они самые красивые! Для каждой я подбираю отдельный лук. То есть, если будет 40 нарядов, то у меня будет 40 моделей. Мой любимый момент показа – красивый финал. (Улыбается.)

 

 

Ателье anastasiAZadorina

Гостиница «Рэдиссон Ройал Москва» (гостиница «Украина»),

подъезд №6 (справа от ресторана Tatler),

6 этаж, офис 7662

8 (926) 167-09-44

 

Фотомодель и актриса Олеся Сибирякова родилась в Москве, а в возрасте 12 лет вместе с семьей переехала в Нью-Йорк, где жила до 2010 года. Олеся получила юридическое образование, параллельно занимаясь модельной карьерой. Она участвовала в показах именитых модных домов: Victoria’s Secret, Le Petit, D&G, Just Cavalli, BCBG, Wella, Bluemarine, Nina Ricci и других.

Сейчас Олеся является лицом ювелирного бренда Valerio 888, головной филиал которого находится в Нью-Йорке.

В откровенном интервью она рассуждает о модельном бизнесе, о разнице между российской и западной фэшн-индустрией, об успехе и семейных ценностях. 

 

-  Олеся, в вашей жизни много творчества: и модельный бизнес, и писательская деятель­ность, и съемки в кино и клипах. На чем плани­руете сделать акцент, что хотите развиавать в дальнейшем? 

Модельный бизнес будет со мной всегда - это уже неотъемлемая часть меня, а вот актерская деятельность в России - для меня в дан­ный момент новая стихия, которую я надеюсь заво­евать. Надеюсь, что много­летний опыт работы перед камерой и актерские навыки мне в этом помогут. Конечно, фотосессии для журналов и съемки в кино, где нужно передать характер, изучить сценарий, запомнить боль­шой объем реплик, - не одно и то же, но именно поэтому мне это интересно. Я люблю сама себе ставить препят­ствия и преодолевать их. Я хотела бы встретить такого режиссера, который увидит во мне нужный типаж и по­может раскрыться как актри­се. Что касается написания книг, я не чувствую в себе задатков Джоан Роулинг, поэтому говорить о том, что я буду периодически писать романы, я бы не стала. (Улы­бается.) Но для этого ведь нужно вдохновение. Если оно придет - меня ничего не остановит, я сяду за книгу и напишу ее.

- Вы получили юридическое образование в США. Когда вы осознали, что хотите быть моделью?

-      Мое желание стать фото- моделью появилось еще лет в 14. Тогда я вырезала фото любимых моделей из жур­налов и коллекционировала их. Потом, в 18, я попро­бовала сама, и у меня стало получаться! Во время обучения в университе­те продолжала работать фотомоделью, так как это помогало мне оплачивать обучение. Живя в Америке, девушке сложно не захотеть попробовать себя в качестве модели, так как вокруг много агентств, скауты на­ходят интересные типажи и предлагают эту работу. Ну, а пройдя несколько кастин­гов, я вошла во вкус, ведь всегда приятно, когда что-то получается! (Смеется.) 

-      У вас был кумир, на кото­рого вы равнялись в начале карьерного пути?

-     Я была настоящей фанат­кой Линды Евангелисты и Клаудии Шиффер. В моем агентстве мне даже гово­рили, что на некоторых фотографиях я очень похожа на Линду. (Смеется.) Помимо невероятной внешности в ней было столько лоска, страсти, эмоций! На поди­уме от нее невозможно было оторвать взгляд. Я ловила себя на мысли, что зачастую даже не вижу, что на ней надето, хотя на Линде любой наряд и платье смотрелись идеально. Вообще, я вос­хищалась всей «легендарной пятеркой» - Линда, Наоми Кэмпбелл, Клаудиа Шиффер, Синди Кроуфорд и Кри­сти Тарлингтон - первыми моделями, которых возвели в статус «топ». Их знали все, даже люди, не увлеченные модой, они были настоящими звездами и кумирами миллионов.

-      Вы много лет жили и ра­ботали в Нью-Йорке, како­во было переезжать в Рос­сию, где фэшн-индустрия работает по совершенно иным законам?

-      Я всегда думала, что вернуться в Россию будет легко, но в реальности все оказалось совсем не так. Другие люди, другой мен­талитет и действительно абсолютно другие правила в фэшн-индустрии. В пер­вую очередь я имею в виду представление о возрасте. На Западе моделью не пере­стают быть лишь только потому, что тебе исполнилось 25 лет. Многие девушки, становясь зрелыми женщи­нами, продолжают работать, потому что рынок нуждается в разных типажах моделей, чтобы рекламировать товары и услуги для разных возраст­ных групп. В России такого нет, во всяком случае пока. Поэтому здесь в 25-27 лет по меркам модного бизнеса ты уже старуха. (Смеется.) Но бывают исключения, тут все зависит от связей, личного отношения, удачи, в конце концов. Только я бы сделала оговорку: то, что есть в России, - это не индустрия. До этого еще нужно дорасти, я говорю это со всей любо­вью к моей стране.

- Сейчас очень модно со­вмещать модельный бизнес и благотворительность. Как вы к этому относи­тесь? У вас нет таких задумок?

-      Всегда были, и, несмотря на то что у меня нет пока собственного фонда, я всегда участвую в благотворитель­ных акциях, показах и верю в то, что чем больше ты отдаешь, тем больше потом получаешь. Это не обяза­тельно именно в финансовом плане, а абсолютно во всем. Будь то энергия, любовь, по­мощь - все всегда приходит обратно в большем размере.

-      Какие сейчас существуют тренды на красоту в мо­дельном бизнесе? Какой тип внешности в моде?

-      Надо понимать, что суще­ствует разница между подиумными моделями и теми, кого снимают в рекламе или для журналов. Для съемки всегда нужен конкретный типаж. Креативные дирек­тора модных домов вместе с отделом маркетинга, конечно, следят за тенден­циями во вкусах аудитории, но чаще подбирают девушек с той внешностью, которая соответствует теме коллек­ции и задумке дизайнера. Как раз благодаря удачным рекламным кампаниям модель может стать неверо­ятно популярной, а ее ти­паж - востребованным. Для участия в показах на неделях моды выбирают девушек стандартного модельного плана - худых, высоких, без­ликих, на которых хорошо смотрится любая одежда и которых можно накра­сить так, как того требует концепция. А еще есть известные всем «ангелы» Victoria’s Secret, это девуш­ки определенного типажа, который никогда не выходит из моды, - с безукоризнен­ными чертами лица и про­порциями фигуры. Многие из них бразильянки, которые от природы очень красивы. Еще все зависит от того рынка, на который ориенти­рован бренд. Для рекламы в Азиатском регионе при­влекают моделей-азиаток, в Америке вместе с белыми традиционно снимают афро- американок и т. д. И только Наоми и Кейт Мосс не вы­ходят из моды. (Смеется.) Сколько бы им ни было лет, они до сих пор желанные го­сти показов и лица реклам­ных кампаний. 

-     Я знаю, что вы также окончили в США курсы актерского мастерства и снимались в американских фильмах. Есть ли у вас пла­ны в отношении российско­го кинематографа?

 

-     Я хотела бы попробовать себя в российском кино, все-таки наши фильмы мне ближе по духу. Я бы просто отдалась своим чувствам, ощущениям и справилась бы с ролью. (Смеется.) А если серьезно, ну что значит планы... Я в данном случае полагаюсь на судьбу. Если сложится такая ситуация, при которой мне предложат интересную роль, конечно, я с радостью снимусь. Мне импонируют драматические, выразительные характеры, которые сложно, но так увлекательно раскрыть и сы­грать. Участвовать в проекте просто «для галочки» мне не нужно.

-      Кто из российских режис­серов вам особенно инте­ресен?

-      Один из самых моих лю­бимых режиссеров и акте­ров - это Владимир Машков. Я считаю, что он просто наи­талантливейший режиссер и мастер перевоплощения.

Такой харизматичный, за­гадочный, непредсказуемый и настолько разный в каж­дом фильме. Я за один день посмотре­ла сериал «Пепел», следом «Ликвидацию» - остановить­ся было невозможно. Жду его новых фильмов с нетер­пением.

А еще я преклоняюсь перед Юрием Никулиным. Этот че­ловек - просто шедевр наше­го времени. Хотя я до сих пор не понимаю, как при посту­плении во ВГИК его талант не оценили, хотя его просто можно увидеть, посмотрев на него. Его в основном ассо­циируют с комедией, смехом, но как он сыграл в фильме «Когда деревья были больши­ми» и других драматических фильмах! Человек-легенда. Наидобрейший и щедрый. Человек с большой буквы во всех отношениях! Также очень уважаю творчество Вадима Перельмана, Тимура Вайнштейна.

-     Есть ли у вас мечта сыграть в кино какого-то определенного персонажа?

-     Я не отношу себя к актри­сам, которые со студенче­ских лет мечтают сыграть того или иного героя. Это не плохо, просто я рассуж­даю иначе. Мне интересно вдохновиться героиней, прочитав сценарий, и по­нять, что это моя роль.

Но если представить, кто из известных персонажей меня привлекает, я бы сы­грала Марлен Дитрих, и дело не в схожем цвете волос. (Улыбается.) Я бы хотела погрузиться в историю ее жизни, узнать, каким челове­ком она была, чем жила, ка­кие эмоции испытывала, как справлялась с колоссальной славой, которая на нее об­рушилась. Обычно про таких личностей снимают байопи- ки - фильмы, повествующие  о жизни и судьбе знамени­тых людей. Вот если такую картину захотят сделать в России - я готова! (Сме­ется.)

-     Как вы поддерживаете себя в форме при таком напряженном графике и по­стоянных перелетах?

-     Я научилась так выстра­ивать и планировать свою занятость, что это не предпо­лагает постоянное пребыва­ние в залах ожидания аэро­портов. Но даже когда такое случается, я всегда нахожу время на спорт. Это приятное занятие, не обязательство, я занимаюсь спортом с удо­вольствием и без него уже чувствую дискомфорт. (Улы­бается.) Для этого подходит любое место - будь то спорт­зал возле дома, в гостинице, а могу и просто сделать несколько упражнений дома, у меня есть своя система, которая хорошо работает и подходит мне. Я знаю мно­гих, кто оправдывает свою далекую от идеала форму отсутствием свободного времени. Действительно, есть люди, у которых физически нет времени даже на пятими­нутные отжимания от пола дома. Но большинство все же просто ленятся, это у нас в природе, мы ленивы. (Улы­бается.) Поэтому надо себя заставлять, конечно, если есть желание видеть в зеркале приятное отражение.

-     Вы сейчас пишете кни­гу -роман. Расскажите, о чем она? Почему решили писать?

-      Книга начала зарождаться еще в 2000 году, после разры­ва с первой любовью. Долгое время после этого я не мог­ла понять, как мне жить и дышать без этого человека, и я начала свою боль и слезы переносить на бумагу. Это было своего рода исцеление для меня. Спустя время, перечитав свои записи, я ре­шила начать писать краси­вый психологический роман, чтобы читатель, прочитав его, узнал в моей героине себя или нашел ответ на свой вопрос.

- Что для вас является главным успехом в жизни?

- Так как я мама троих детей, для меня самый главный успех в жизни - это создание гармоничных отношений с детьми и их успешная самореализация. Я считаю, что дети - это самое главное в жизни родителей, и если они становятся счастли­выми, то это и есть успех. Однако есть люди - и такие примеры не единичны, - ко­торые не любят детей или не готовы и не способны их растить и воспитывать. Ну, или, в конце концов, просто не хотят. Вместо этого они
сосредоточены на карьере, на своей собственной жизни, и для них показателем успеха являются достижения в работе. Это личный вы­бор каждого. Но я рада, что для большинства все-таки очень важны традиционные семейные ценности, которые разделяю и я.

-      Вы совмещаете плотный рабочий график с заботой о детях и творческой дея­тельностью. Есть ли у вас какая-то личная формула: как все успевать?

-      Формула, конечно, есть: дети у меня всегда в приори­тете, и свой рабочий график я стараюсь разработать именно вокруг детей: встаю рано, чтобы все успеть, и стараюсь не планировать все важные дела в один день. Я научилась грамотно рас­пределять нагрузку, от это­го выигрываю не только я, но и мои домочадцы. А творчество мне никогда не мешало быть хорошей женой и любящей мамой - наоборот, стимулировало. Ведь каждая женщина хочет гордиться собой, справляясь с приятными обязанностями хранительницы очага, па­раллельно делая карьеру или просто занимаясь любимым делом.

 

27 октября, в галерее современного искусства ARTSEVERINA состоялась презентация персональной выставки живописи и графики талантливого молодого художника Владимира Кириллова «Моя любовь – моя Россия».

Выставка посвящена России, в любви к которой художник признается через разнообразие художественных стилей, каждым из которых он владеет в совершенстве. Тут и очарование русской природы в полных теплоты и душевности пейзажах. Вся палитра игры цвета и света предстает перед нами в изображениях милых русскому сердцу церквей, лесов, бушующих летними или осенними красками, трепетно поднимающегося тумана над вечерней деревушкой. Такой же невероятной харизмой веет от портретов, - одного из самых сложных направлений в живописи. Портреты художника Владимира Кириллова как неразрывная связь русской живописи и классической школы старых мастеров. В них скрыты глубокие человеческие эмоции, которыми художник щедро делится со зрителем через своих героев. Особого внимания заслуживают жанровые картины, при помощи которых художник будто пытается приоткрыть тайну и постичь глубокую поэзию России.

В роскошных интерьерах галереи, расположенной в историческом особняке, представлены разные живописные формы, в которых работает художник – современная и историческая Москва, пейзажи и натюрморт, портреты и жанровые картины. Выставку представили гостям художник Владимир Кириллов и директор галереи ART SEVERINA  Александра Урсу.

Также специально для презентации, галереи ART SEVERINA, при помощи современных технологий, был создан уникальный видеофильм, в котором работы художника оживают на глазах и делают зрителя героем сюжета. Это путешествие внутрь картины, которое позволяет испытать на себе весь спектр эмоций и разделить с художником процесс вечного поиска отгадки тайны русской души. Природа с пейзажей наполняется звуками и движением, герои портретов и жанровых сцен взаимодействуют со зрителей, а натюрморты можно рассмотреть со всех сторон. В классической живописи всем интересен сюжет, а этот фильм позволяет обратить внимание на идею каждой картины, а также акцентирует высокий уровень мастерства художника, тем самым меняется восприятие классической живописи.

Гостями презентации выставки стали: Екатерина Вилкова, Илья Любимов, Елена Великанова, Алиса Толкачева, Анна Бегунова, Елена Старостина, Анетта Орлова, Валентина Семанова, Евгения Храповицкая, Арчи, Ваня Васильев, Ксения Каминская.

 

Выставка продлится до 17 ноября.

Галерея Современного Искусства ARTSEVERINA, ул. Покровка, 3/7

www.artseverina.com