Текст: Анастасия Бойко

Бизнес-леди, эксперт красоты и здоровья, блогер, основатель и глава компании Enhel Group Company, эксклюзивный поставщик аппаратов Enhel Water по всему миру Юлия Энхель рассказала журналу n-StyleMANо передовых технологиях здоровья и омоложения из Японии, личном тайм-менеджменте и любви к прекрасному

 

– Компании Enhel Group в этом году исполняется три года, но она уже успела стать большим и успешно развивающимся холдингом. Расскажите, как вам удалось сделать такие серьезные шаги на рынке, где, казалось бы, ниша уже заполнена?

– Дело в том, что наша продукция значительно отличается от всего, что представлено на сегодняшний день на российском рынке. Enhel Group – это самые современные и лучшие в мире технологии из Японии в области здоровья, молодости и красоты. Моя компания получила всероссийское признание и статус «Лучшая инновационная компания 2016 года». Мы первые привезли в Россию уникальные японские аппараты Enhel Water – это технология получения водородной воды. Водородная вода Enhel – самое новое и популярное изобретение в Японии – признана лучшим антиоксидантом и действующим средством по омоложению клеток организма. Вместе с этим мы предлагаем линию эксклюзивной косметики для лица и натуральную продукцию из Японии для ухода за телом, витамины и добавки для детоксикации организма. До нас в России подобного не было.

 

– Почему именно Япония стала вашим главным партнером?

– Вообще, это длинная и судьбоносная история со счастливым концом. Начну с начала: моя бабушка много лет страдала от сахарного диабета, и я приложила очень много усилий, чтобы побороть ее недуг. К сожалению, ни российская, ни западная медицина не могла мне в этом помочь. И когда я оказалась в Японии, случайно (если, конечно, верить в случайности) познакомилась с местными врачами, которые и рассказали мне об удивительной водородной воде, способной снижать уровень сахара в крови. Честно признаюсь, не без глубокого скепсиса мы все же решили попробовать вылечить диабет водородной водой. Каково же было мое удивление, когда спустя время уровень сахара в крови моей бабуши снизился с 18 до 5 ммоль/л. Тогда я поняла, что просто обязана привезти эту чудо-воду в Россию.

 

– Что стало главным мотивационным толчком для создания собственного бизнеса?

– Я с раннего детства знала, что буду предпринимателем. Все свои детские занятия я всегда пыталась монетизировать. Например, устраивала благотворительные базары и концерты для соседей. Полученные средства мы с ребятами честно тратили на благотворительность: на конфеты и мороженое всему двору. И, конечно, счастливое излечение бабушки здорово меня замотивировало. Как бы пафосно это ни звучало, но продукция нашей компании действительно может помочь людям избавиться от этого ужасного заболевания, огромной проблемы нашего времени – сахарного диабета. Но снижение уровня сахара в крови не единственное целебное свойство водородной воды – она также выводит шлаки и токсины из организма, активирует работу наших внутренних антиоксидантов, улучшает метаболизм, очищает печень, способствует похудению и действует как anti-age терапия.

 

– Что считаете самым главным в ведении своего дела?

– Главное – вера в то, чем ты занимаешься. Нужно не бояться ставить цели, даже если сегодня они кажутся тебе неосуществимыми. Вода камень точит. Но это все лирика. Знаете, в моей жизни была еще одна интересная история, благодаря которой я и закалила свой характер. В детстве я была довольно пухлым ребенком, и еще четыре года назад я весила 75 кг. В какой-то момент я поняла, что жутко недовольна своим отражением в зеркале. Собрала волю в кулак и проработала свой личный здоровый рацион питания. Было непросто, но уходящие день за днем 200–300 граммов моего веса дарили мне крылья. Тогда я осознала, что могу абсолютно все!

 

– Какие технологии в сфере медицины и здоровья сейчас наиболее популярны в мире и в России?

– Я предпочитаю говорить только о тех технологиях, которые применяются в моей компании. И, конечно же, это технология оздоровления и омоложения организма с помощью водорода. Вы знаете, в Японии практически никто не употребляет обычную воду – пьют только водородную. Кстати, с 2014 года там выпускают еще и автомобили, работающие на водородном газе. В Японии на сегодняшний день более 40 станций, заправляющих машины водородом. Самое интересное, что продукт выхлопа такого автомобиля – обыкновенная вода!

 

– Расскажите про феномен водородной воды? Что это и почему она так необходима нам?

– Водородная вода – это чистая питьевая вода, обогащенная молекулярным водородом. Химическая формула водородной воды такая же, как и у обычной, – Н2О, но в ней дополнительно присутствуют молекулы Н2 – самого эффективного и безопасного антиоксиданта, которые и определяют ее уникальные свойства. Водородная вода существует и в природе – в целебных источниках. Еще десять лет назад японцы доказали, что водород – лучший способ нейтрализовать свободные радикалы. Во-первых, водород – самая маленькая молекула и легко проникает даже в ядро клетки, другие антиоксиданты на это не способны. Во-вторых, водород блокирует только токсичные радикалы. В-третьих, внутри клеток превращает агрессора в простую воду! И в-четвертых, водород абсолютно безопасен.

 

– Ваш холдинг занимается довольно разнообразными направлениями: это и вода, и спорт, и консалтинг, и бьюти. Как удается все держать под контролем?

– Главный секрет управления – создание настоящей многофункциональной команды и четкие ориентиры. Каждое утро я получаю планы на день от всех сотрудников, а в конце дня мне присылают отчет о результатах работы. Всеми руками я за планирование – кратко- и долгосрочное, в бизнесе и в жизни. Но с планированием не надо ставить себя в жесткие рамки. Планы могут меняться в пути, и это нормально. Иногда умение чувствовать ситуацию и видеть ее в объеме дает совершенно другие решения. А в итоге вы экономите энергозатраты и время. Конечно, нужно заранее планировать мероприятия для восстановления сил: тогда и успеваешь больше. Во Вселенной все в балансе. Вообще, я никогда не провожу грани между понятиями «жизнь» и «работа» – для меня это две взаимозависимые реальности!

 

– Как вы совмещаете бизнес с таким женственным и нежным образом?

– Помните, как в фильме «Страна глухих» герой Максима Суханова сказал: «Люблю все красивое». Вот это про меня – все должно быть эстетично и радовать глаз. Я очень трепетно отношусь и к своему облику, и ко всему, что меня окружает. Видели бы вы, какие я сделала визитки! (Смеется.). К своему женственному образу, которым я по-настоящему довольна, я долго шла. А вообще, это моя внешняя трогательность, наверное, имеет не так много общего с моим характером, иначе мне вряд ли удалось бы возглавить большую, серьезную компанию. Я очень упертая, ужасный максималист и перфекционист. Всегда очень переживаю о мелочах и деталях. Иногда это даже мешает.

 

– В чем ваш секрет гармонии с собой?

– Гармония – это любовь. Важно любить себя и все, что с тобой происходит. Нужно уметь превращать минусы в плюсы, а плохое – в хорошее. Сначала понять, что плохого в чистом виде вообще не существует. Есть то, как мы хотим, чтобы было, и то, как есть. Мы не можем наверняка знать все лучшие варианты развития событий. Можно ломиться к цели во что бы то ни стало и вопреки, а можно расти на всех уровнях, в том числе в мастерстве видеть возможности в ограничениях. Из событий прошлого часто именно негативные наиболее ценные, потому что запускают нужные перемены. Болезнь заставляет остановиться, пересмотреть ценности, заняться здоровьем. Неудачный проект – полностью поменять концепцию бизнеса. Если сразу смотреть на нежелательные события с точки зрения «а что они мне показывают?», по крайней мере у меня каждый раз находится ответ. Еще одно мое правило – не идти против себя. В любом деле, если ты не веришь в то, что делаешь, уговариваешь себя, приводишь доводы ума – понесешь убытки. Тут не поможет умение находить в плохом хорошее и любое другое. Постоянно будут возникать препятствия, пока не признаешься себе – я это не хочу. Поэтому во всем я стараюсь учитывать «путь сердца».

 

– Я знаю, что вы много времени уделяете уходу за собой и занятиям спортом. Какие у вас любимые процедуры по уходу и какие виды физической нагрузки предпочитаете?

– На протяжении трех последних лет каждый мой день начинается с водородной воды Enhel. При этом я ее не только пью, но также и умываюсь, ополаскиваю волосы и делаю на ее основе маски. Эффект потрясающий! Спорт же для меня – необходимый элемент жизни, я занимаюсь каждый день и получаю от этого невероятное удовольствие. В первую очередь это йога, пилатес и плавание. Из любимых процедур по уходу это массажи, обожаю всевозможные маски как для лица, так и для рук, скрабы. Каждый год я нахожу время для качественного оздоровления организма, езжу в клинику в Австрию. Клиника работает по знаменитой системе доктора Майера. Это четко выстроенная система оздоровления в первую очередь пищеварения и, как следствие, всего организма. Курс проходит под строгим контролем врачей и учитывает состояние здоровья каждого клиента. Основа курса – пост, массаж живота, физические занятия, прогулки. 

N. S.: Вся Москва говорит о самых желанных крокодиловых сумках города – RubeusMilano, среди поклонниц которых – принцесса Катара, Адриана Лима и Ксения Собчак. Из миланского шоу-рума вы продаете сумки и обувь в Нью-Йорк, Гонконг и Дубай. И открыли в конце прошлого года великолепный бутик на Большой Дмитровке. Но ведь марка RubeusMilanoеще совсем молодая – как вам удалось добиться такого успеха?

– Это был август 2013 года, когда нам с мужем пришла в голову идея создать линию аксессуаров из ценных сортов кожи – крокодила, питона, ящера. У нас возникла амбиция создать итальянский бренд, который бы представлял итальянский дизайн, умение работать с кожей, мастерство и при этом на современном уровне и в контексте модных трендов. Все знают, что итальянцы великолепны в работе с аксессуарами – сумками и обувью. Тем не менее на рынке роскоши главенствующие позиции занимают французы, а итальянские мастера незаслуженно задвинуты на второй план. И вот мы решили войти на рынок роскоши с новым итальянским брендом и предложить что-то совсем уникальное. Мы предложили нашим клиентам новый продукт роскоши – предметы высочайшего мастерства и качества, которые никто не может повторить, которые редко можно встретить. В этом мы увидели свою маленькую нишу. Мы были уверены, что есть женщины, которые хотят иметь своего одного уникального мужа и одну свою уникальную сумку. И мы попали в точку.

N. S.: Почему, вы считаете, марка так быстро завоевала популярность, когда на рынке уже есть всем известные французские бренды?

– К нам приходят тогда, когда сумка уже не первая и хочется чего-то совсем элитарного. При этом, конечно, мы можем себе позволить окружать каждого клиента роскошью внимания – да, сумку приходится ждать, но ты можешь участвовать на каждой стадии процесса. Выбираешь цвет кожи, камень на застежке, любую деталь. И получаешь свое имя под нашим логотипом. Ты попадаешь в мир Rubeus Milano, а в нем всегда все идеально, мы бьемся за то, чтобы высокая планка была в каждой детали. Но при этом – ни капли снобизма, мы же итальянцы, для нас dolce vita – это всегда легко.

Мы работаем по принципу «посмотри на работы лидеров рынка и сделай лучше». Мы находим недостатки у больших компаний и думаем, что мы можем сделать, чтобы их убрать, чтобы в наших изделиях этого не было. Мы – маленький бренд, и каждая сумка делается не просто вручную, но и с индивидуальным подходом – у нас нет потока в работе. Именно поэтому сумок Rubeus Milano никогда не будет слишком много – сложную ручную работу можно гарантировать только на маленьком объеме. В этом смысле по философии мы ближе к маркам haute couture – им понятно, о чем мы говорим. И, как и в работе над платьем кутюр, каждый наш клиент может внести свои изменения в конечный продукт – кто хочет дополнительный кармашек, кому нужен разной длины ремень. Много вы знаете люксовых брендов, которые вам окажут такой сервис?

 

N. S.: Кого вы бы назвали своим конкурентом?

– Мы производим 40–50 сумок в месяц. В месяц! На данном этапе мы не можем производить больше. Мы делаем персональный подбор кожи, и у нас команда из четырех мастеров, которые вручную сшивают каждую сумку. Это настолько нишевый продукт, что трудно представить себе конкуренцию с кем-то из существующих компаний. Конечно, меня всегда спрашивают про Hermes. Ну о какой конкуренции здесь может идти речь? Они – гиганты, легендарный бренд, а мы – маленькая люксовая компания. Но обычно к нам приходят тогда, когда сумка как символ статуса уже есть, и не одна, и аксессуары подбираются по принципу абсолютной уникальности.

 

N. S.: Почему вы назвали свой бренд Rubeus?

– Рубин – мой любимый камень, камень страсти, любви и власти. Кроме того, для меня он символизирует мое отношение к дизайну как к искусству. Первый вариант был Rubino Milano – хотели сделать акцент на том, что мы миланский бренд. Но оказалось, что такое название уже есть, а мы к тому времени буквы RM уже зарегистрировали, и нужно было придумать другое слово на R. Посмотрели, как рубин на латинском – rubeus. Идеально! Открыли офис, набрали команду и начали работать. Итальянцы тоже долго приглядывались – не очень серьезно нас воспринимали сначала. Думали, не потянут, одна-две коллекции – и сдадутся. Мы вступили в жесткий мир фэшн-индустрии и рынка роскоши с амбицией показать себя наравне с гигантами индустрии, и спрос с нас был соответствующий. Но потом, когда они увидели, сколько мы сил и времени отдаем своему делу и как настойчиво добиваемся цели, изменили свое отношение. С каждой новой коллекцией был заметен прогресс. На сегодняшний день я очень довольна тем, что мы делаем. Хотя нет предела совершенству, как говорится.

 

N. S.: Будучи россиянкой, вы создали итальянский бренд. И это на волне огромной популярности русских дизайнеров. Почему так?

– Я россиянка и горжусь своей страной, мы с мужем покупаем большое количество работ современных русских художников и всегда с гордостью выставляем их в своей миланской квартире. Но живу я в Италии, в столице мировой моды – здесь я каждый день восхищаюсь уникальным мастерством местных мастеров. И здесь я создала новую итальянскую марку.

 

N. S.: А что делает эту марку итальянской?

– Да, иногда людям непонятно, как это – дизайнер российского происхождения и вдруг создал итальянский бренд. Но в этой компании я единственная иностранка, все мастера, что у нас работают, – это итальянцы, каждая деталь сумки изготавливается вручную в Италии лучшими профессионалами этой индустрии. ДНК марки – итальянское качество и итальянский стиль, а креативный директор, как показывает нам опыт всех мировых марок, может быть любого происхождения.

 

N. S.: А как вы находили людей, владеющих столь редким ремеслом?

– Все лучшие мастера по работе с ценными видами кожи сосредоточены в Милане – именно поэтому мы и решили основать марку здесь. Вышли через знакомых на одну известную в этом бизнесе фабрику, где и марка Gucci в свое время отшивала сумки, и Salvatore Ferragamo, и Giorgio Armani. На базе этой фабрики мы и создали лабораторию Rubeus Milano, где работает наш главный мастер Фаусто Дзани.

 

N. S.: Почему вы выбрали именно крокодила?

– Это самый роскошный и самый сложный материал для работы. Не так много мастеров, которые делают крокодиловые сумки. Это очень нишевый бизнес.

 

N. S.: Сумки из крокодила шить сложнее, чем из обычной кожи?

– Намного. Не говоря уже о том, что кожаные сумки шьют на машинке, а мы с крокодилом работаем только вручную. Мы привозили в Москву мастера, чтобы он показал, как это делается: сначала кожа прокалывается точечно, а потом вручную сшивается. Сорок часов уходит на одну сумку. И очень мало мастеров, кто владеет техникой. Старые профессионалы уходят, а молодых нет.

 

N. S.: Где вы берете материал?

– Американский штат Луизиана поставляет лучшую крокодиловую кожу в мире, одного крокодила выращивают от двух до двенадцати лет. Это тоже сложный процесс, требующий больших инвестиций.

 

N. S.: Что еще определяет высокую стоимость сумок из крокодила?

– Сейчас крокодил в моде, спрос растет, и поставщики еще на 20% подняли цены. Но быстро сумки такого качества, как у Rubeus, не изготовишь – в этом бизнесе счет идет на десятки, в лучшем случае на сотни, тысячи сумок здесь никто не производит.

 

N. S.: Как именно создается дизайн аксессуаров RubeusMilano? Лично вы рисуете модели или креативное бюро под вашим руководством?

– Я – креативный директор бренда и за дизайн сумок отвечаю лично: по образованию я архитектор, так что навыки рисунка у меня проработаны. С нами также работает знаменитый профессионал Рикардо Полидоро, который делал первую кутюрную линию обуви для Giambattista Valli и уже третий год сотрудничает с Roberto Cavalli. В Rubeus Milano он занимается разработкой обувной линии – вместе мы сделали уже три коллекции. Но и идеями для создания сумок тоже делится. А главным источником нашего вдохновения служит винтаж. Перед созданием коллекции мы выделяем себе месяц и ездим по винтажным магазинчикам Парижа.

 

N. S.: Что в этом бизнесе самое сложное?

– Процесс производства сумок ручной работы очень интересный, но в то же время крайне трудоемкий. На создание каждой сумки тратится очень много времени. А рабочих, кто выполняет ручную работу столь высокого качества, с каждым годом все меньше.

 

N. S.: На всех презентациях и рабочих встречах ваш муж всегда рядом с вами. Какую роль он занимает в компании?

– Мы с ним оба креативные директора. Cначала он держался в стороне, хотя и во всем меня поддерживал. Но потом я поняла, что мне нужна мужская опора: одной тяжело вытянуть такой сложный бизнес. Так что теперь он мне оказывает и моральную поддержку, и финансовую. Его вкус и его знания нам очень помогают. Иногда мне кажется, что он даже более творческий человек, чем я. У нас вот только презентация новой коллекции закончилась, а он нам с Рикардо Полидоро уже рассказывает свои идеи для создания следующей. И, конечно, его мнение как известного коллекционера, человека, тонко чувствующего мир роскоши, нам очень важно.

 

N. S.: Вы тоже разделяете его страсть к коллекционированию?

– Я вместе с ним с удовольствием езжу и на Art Basel, и на Биеннале в Венеции. Мы уже настолько привыкли жить в окружении искусства, что не переносим пустых стен. Даже мебель в квартире выстраивается «вокруг» картин. Краски, цвета… картина должна отвечать твоим внутренним переживаниям.

 

N. S.: Как вы определяете стандарт качества для своей марки? С чем сравниваете?

– То, что я постоянно благодаря мужу-коллекционеру нахожусь среди уникальных предметов искусства и вижу лучшее, что создается мастерами сегодня, дало нам очень высокую планку. Знаете, как мастера сейчас на фабрике говорят: «Это же Rubeus, понимаешь? Для Rubeus так не подойдет!» А они работают только с марками первого эшелона. Но уже привыкли, что нам не подходит просто «хорошее качество», «как у всех». Нам каждый раз надо прыгать выше головы. Они уже, бедные, боятся, когда я захожу в лабораторию, – мол, я самая требовательная из заказчиков, ни одного промаха не пропущу. Но и гордятся, что они, итальянцы, создают такой уникальный бренд.

 

N. S.: Вы делаете не просто уникальные аксессуары ручной работы, у вас еще есть и ювелирная коллекция сумок.

– Наша концепция в том, чтобы создавать идеальные вещи, используя лучшую кожу крокодила и добавляя ювелирные детали. Для этого мы создали линию Special, которую мы в том числе представили и в Москве. Главным изделием этой коллекции и настоящим произведением искусства стали клатчи Mydas, золотая фурнитура которых декорирована драгоценными камнями – изумрудами, сапфирами, бриллиантами и жемчугом. Такие вещи всегда будут unique piece – все наши сумки с бриллиантами созданы в единственном экземпляре. Для нас очень важно, чтобы наш клиент знал: он покупает вещь, которой точно ни у кого больше не увидит. Я со всеми нашими клиентами знакомлюсь лично, создавая некий закрытый клуб, или семью Rubeus. Да, это люди, у которых есть все самые статусные сумки мира, и к нам они приходят за чем-то особенным. Это очень узкий сегмент рынка, но нас это устраивает.

 

N. S.: Как вы объясняете незнакомым людям, чем вы занимаетесь?

– Лучше всего это делает моя старшая дочь Лиза, ей восемь: «Моя мама делает сумки из крокодила». Просто и понятно. Может на улице кому-то об этом рассказать.

 

N. S.: Как люди реагируют?

– Очень позитивно. Видно же, что она гордится. Говорит, что будет дизайнером и будет мне помогать, а то что я все время на работе… Приятно, когда твои дети понимают, сколько ты вкладываешь в свою работу.

 

N. S.: Вы – мама двоих детей, вы счастливы в браке, муж с заметной заботой и восхищением наблюдает за вами и вашей работой. В чем, по-вашему, формула счастливого брака?

– Нужно учиться слушать друг друга, уступать и идти на компромисс. И говорить о том, что вам не нравится: невысказанная обида обязательно вырастет в еще большую проблему.

 

N. S.: Для вас fashion – это в первую очередь бизнес или удовольствие?

– Мы не fashion – мы anti-fashion: работаем на рынке вечных ценностей, а не сезонных изменений. Мы делаем презентации во время недель мод, но мы не меняем тренды, не участвуем в этом бесконечном марафоне. И да, это бизнес, большой и сложный бизнес, который, тем не менее, мне как женщине приносит удовольствие.

 

N. S.: Открылся первый магазин в Москве. Какие модели покупают в России лучше всего?

– Самые покупаемые модели в России – это Flash Natale и Mydas. Flash Natale – это маленькая сумка, подходящая и для коктейлей, и для дневных выходов, и именно ее у нас заказала Ксения Собчак в очень редком цвете, а также принцесса Катара – в ее варианте это линия Special, в которой застежка украшена бриллиантами.

 

N. S.: Почему вы решились на открытие своего бутика и какие дальнейшие планы развития бизнеса?

– Мы давно хотели открыть магазин в Москве. Думаю, что спустя три года существования бренда это был прекрасный повод для московской публики увидеть нашу красоту. У нас шоу-рум в Милане, несколько точек продаж в Италии (Luisa Via Roma, Antonia). Мы планируем начать продажи в Лондоне и Дубае. Эмираты – важное для нас стратегическое направление, и мы там часто бываем.

 

N. S.: Какой рынок для себя вы находите наиболее перспективным?

– Рынок роскоши, особенно в том высоком его сегменте, где мы находимся, не так сильно подвержен экономическим влияниям. Но, несмотря на то что мы становимся все известнее в Италии, я больше верю в Восток, нежели в Запад. Одну из самых дорогих наших сумок с ювелирной застежкой приобрела Моза бинт Насер аль-Миснед, вторая жена шейха Катара, наш новый клатч Mydas Tutti Frutti с изумрудами и рубинами вызвал фурор в Дубае, на него записываются. Но у нас, конечно, много и русскоязычных клиентов. И не надо забывать про Китай, у нас есть клиенты и оттуда.

 

N. S.: Экономическая нестабильность не мешает вашим планам развития?

– В кризис люди хотят вкладывать деньги в то, что никогда не выйдет из моды и обладает безупречным качеством. Вот сейчас в Италии большой дефицит мастеров по работе с крокодиловой кожей – как только начался спад экономики, все марки сделали линию из крокодила. И на них большой спрос, поскольку это те вещи, что будут служить годами и с возрастом будут еще интереснее выглядеть. Ты сможешь передать сумку дочери вместе с часами и драгоценностями. Именно сейчас видна и понятна реакция рынка. Люди покупают либо что-то очень дешевое из массовых брендов, либо что-то такое, что останется в их гардеробе навсегда.

 

N. S.: То есть мода как инвестиция, а не на сезон?

– Именно. Это вложение в те вещи, которые вы сможете оставить своим дочерям, внучкам. Много вы знаете сегодня марок, которые захочется сохранить с таким расчетом? И соответствующего качества? Лично я – нет. А изделия из кожи крокодила со временем становятся только красивее. С этим материалом вообще очень интересно работать, он невероятен по своей фактуре.

 

N. S.: Что для вас определяет успех марки?

– Ежемесячные отчеты по продажам. Сейчас мы очень довольны, но хотим двигаться дальше.

 

N. S.: Есть какая-то цифра в голове?

– Если хотя бы 3 тыс. самых богатых женщин в мире будут носить наши сумки, это будет успех.

Моя подруга, о которой часто рассказывает Forbes, недавно поведала мне о том, как, по прогнозам, изменится мир через пять лет. Всемирная сеть, искусственный интеллект, виртуальный спорт, дистанционное медицинское обследование. В общем, все то, о чем даже не мечтал Жюль Верн и немного предсказывал Тесла. Я слушала ее с воодушевлением. Хочется верить в сказку. А сегодня зашла на почту за заказным письмом. В окошке характерного вида служащая отослала меня к стойке, чтобы взять талончик с номером. Я вручную заполнила уведомление, она вручную рылась в коробках с письмами. Но меня принять без талончика, без этого олицетворения цифровых технологий, она ну никак не могла. 

Представить себе жизнь сейчас без некоторых приложений в моем телефоне я, конечно, могу. И такси вызванивать, общаясь с диспетчером. И за билетами на самолет съездить в «Трансагентство». И отправить открытку с поздравлением с днем рождения. Все это было всего каких-то десять лет назад. Но к хорошему человек очень быстро привыкает. Почти любое нововведение, которое входит в мою жизнь, облегчает ее. Кажется, что за этим должно последовать высвобождение времени. Но парадокс в том, что при явной экономии времени все равно больше не становится. Наоборот, возникает ощущение, что его постоянно не хватает. Во многом это иллюзия. Наблюдая ленту новостей в соцсетях, в которой «слипаются» и перемешиваются фотографии путешествий, застолий, наград, прогулок и многочисленные селфи, мы мысленно делаем монтаж событий. Отбрасывается рутинное, остается только активное, яркое, впечатляющее. В какой-то момент мы начинаем ожидать это от своей жизни. А ведь в ней невозможно ничего отсрочить. Ее невозможно провернуть курсором назад. В ней нельзя сохранить ссылку, чтобы потом на досуге вникнуть и понять знаки, которые она посылает. В отличие от виртуальной реальности настоящая жизнь имеет одно преимущество. Вы ее сами проживаете. В ней – настоящие чувства, эмоции, впечатления, воспоминания и мечты. И при большом желании ее действительно можно превратить в сказку для зрителей соцсетей. А как там на самом деле, будете знать только вы.

Босния… у них нет дорог, но есть Facebook. Индия. На высоте 2600 м в Гималаях, рядом с резиденцией далай-ламы в Дарамсале, я встречаю молодую женщину, которая впервые в жизни вышла из своей деревни, чтобы посетить своих родственников в соседней деревне. Но у нее есть iPhone и есть Facebook.

 

– А что делать, когда это закончится?

– Этого никогда не случится. Facebookкак мода, он никогда не закончится.

Марк Цукерберг

 

Мой отец был интеллектуал. Он читал запоем книги, но выборочно, никогда не читал «мусор». К выбору книги подходил очень серьезно. В основном его интересовала история, география, геология. Он скрупулезно и аккуратно выписывал на полях маргиналии, выделял неизвестные слова и понятия и после долго искал их значение в географическом атласе или энциклопедическом словаре. Отец умер в 2008 году, и интернет, как и социальные сети, в его жизнь не успел войти. Но я даже не могу представить, как бы он был счастлив находить нужную информацию одним нажатием клавиши компьютера. Что говорить о поиске людей? Родители, как и многие в то далекое советское время, растеряли друзей и родственников по всему миру. Кто-то уехал на юг, кто-то на север, а кто-то в далекие и неизвестные страны. И только нежные и ностальгические воспоминания на кухне: «А помнишь прекрасного Леню Траубе и семейство Коганов? Какие удивительные люди! Жаль, что после их переезда в Америку, Израиль, Германию мы потеряли связь. Навсегда».

Порой мы сами не осознаем, в какой удивительный век мы живем. Для нас нет проблемы связаться с кем угодно и когда угодно. Facebook объединил всех людей моей жизни, почти всех, и у меня есть выбор – общаться или нет, но главное – у меня он есть, этот выбор. Несколько лет назад именно благодаря социальной сети я нашла свою двоюродную сестру Ванду, которую потеряла более 35 лет назад. И еще благодаря поиску в интернете я разгадала ребус, как семья моей матери попала во Львов.

Рэй Курцвейл – великий современный философ, изобретатель, футуролог и технический директор компании Google – предсказывает фантастическое будущее планете Земля. Часть его пророчеств уже сбылись в точности до года. Еще в 1980-х годах он заявил, что интернет буквально взорвется, причем не столько от количества пользователей, сколько от контента. Люди получат доступ к международным сетям библиотек, базам данных, информационным услугам и прочим материалам. При этом он подчеркнул, что достаточно быстро интернет перейдет к беспроводной системе, которая будет признана более удобной и практичной. А его теория сингулярности вскоре изменит мир совершенно. Мы все превратимся в один большой компьютер, в одно огромное информационное поле, в бесконечный портал. Некоторые предсказания и прогнозы звучат ужасающе, но стоит ли бояться того, чего мы не понимаем до конца и что в итоге будет неизбежным. Возможно, нам необходимо трансформировать свое отношение к будущему и менять образ мышления по отношению к тем или иным процессам.

У меня есть прекрасный пример. Двое молодых мужчин из небольшого восточноевропейского города благодаря своему таланту и прогрессивности умудрились выиграть международный тендер и стать авторами и креативными руководителями нового косметического бренда Дэвида Бекхэма. А сейчас они создают бренд всей моей жизни, и это невероятно, что мое «дитя» творят те же люди, что и проект мировой звезды! Но именно интернет и социальные сети позволили им выиграть этот тендер, а мне в итоге найти их.

Интернет и социально-виртуальную жизнь принято ругать. Я и сама иной раз злюсь, что много времени уделяю виртуальному общению, но, с другой стороны, это бесконечное поле моих возможностей и контактов. Что касается зависимости, о которой так много говорят и пишут, то скажу вот что: человеку свойственно быть зависимым. Зависимым от чувств, работы, секса, алкоголя, наркотиков, переедания, даже спорта. И социальная сеть – это тот же стакан вина или виски. Можно провалиться в деструктивное существование, а можно смачно потягивать разогревающую тело и душу настойку на вишне или текилу, слизывая соль с руки и закусывая лимоном.

Социальная сеть – Instagram ли это или Facebook – должна стать инструментом нашей новой жизни, неизбежной жизни, и нам решать, будет это общение эффективным или порочным. Я минимум читаю в социальных сетях, только ряд авторов и страниц, которые, на мой взгляд, действительно пишут великолепно и актуально для меня. Я много пишу, и это моя форма самовыражения, которая для меня, не писателя, не новеллистки, позволяет сочинять небольшие и большие посты без редакционного совета, бюрократических заморочек и жесткой цензуры. И пока, к своему счастью, я не получала жесткую критику или хамские замечания. Я пишу о своем стиле жизни, о детях, о еде, о ведении домашнего хозяйства. Последнее всегда было, есть и будет важной частью моей жизни, и именно Facebook позволил мне доносить свои знания и опыт до небольшой, но довольно благодарной и приятной аудитории. Почему нет? В чем проблема такого рода общения и обмена информацией?

И все же есть ли опасность и недостатки общения виртуального, а не реального? Главный из аргументов связан с тем, что часто люди в виртуальном пространстве выдают себя не за тех, кем они являются на самом деле. Откорректированные тексты, Photoshop и другие хитрые современные помощники создают вымышленных персонажей, отдаленно напоминающих оригинал. Вот такие аватары, те, кем мы бы хотели быть в идеале, но кем не являемся в принципе. Но ново ли это в мире? Нет. Эпистолярный жанр, знакомство через переписку были известны человечеству много веков назад. Невесты слали потенциальным женихам приукрашенные портреты, а те, в свою очередь, расписывали свои несуществующие подвиги, и люди пребывали в иллюзии. Потому что иллюзия свойственна человечеству в принципе. Природа иллюзорной реальности не имеет связи с виртуальной или реальной жизнью. Мы умудряемся сознательно ввести себя в самообман даже при близком и долгом контакте, и интернет-пространство лишь один из путей, где выражается наша истинная слабость.

Второй аргумент против – гора информационного мусора и манипуляции общественным мнением. Да, это более веский аргумент, и неустойчивые натуры, ранимые и чувствительные, часто попадают в капкан информационных войн, которых бесконечное множество на просторах интернета. Я для себя приняла решение читать только проверенные источники и банить всех подряд, кто пытается влиять на мой ум и психику. Получается у меня это довольно успешно. Возможно, это связано с тем, что я пришла к этапу, когда рассказать я могу гораздо больше, чем узнать в определенной аудитории. А новые знания я получаю через другие информационные источники – например, книги, научные работы и видеоматериалы.

Человечество обязано научиться жить в новом качестве. Выбора нет. Несколько поколений – и у каждого должен появиться иммунитет от информационного зла и насилия, во всяком случае в той неприкрытой форме, которая существует сейчас. Я оптимистка и верю, что эволюция неизбежна и мозг человеческий все же способен возобладать и победить. Мы созданы по подобию Божественного, и в наших руках принять решение – будущий мир для нашей жизни или погибели.

 

Как сделать идеальное селфи?

Сегодня, когда большинство из нас являются активными пользователями социальных сетей (да и не одной), искусство сделать хорошее селфи становится не менее важным, чем умение написать грамотный пост. Селфи – это тот портрет, по которому другие пользователи составят о нас представление. Это ваше лицо в Сети, и лицо это должно быть прекрасным. Даже без использования фильтров.

Как этого добиться? Можно дождаться идеального освещения, выбрать самый выгодный ракурс, приобрести, наконец, монопод… Однако секрет идеального селфи не в этом, а в том, чтобы ваша кожа была тоже идеальной.

Без плотного слоя грима на лице. И, конечно, без хирургического вмешательства. Просто идеальным в любое время дня, независимо от настроения и того, сколько вы спали.

Эстетическое восприятие лица во многом зависит от состояния кожи в области вокруг глаз. Недаром существует расхожее мнение, что глаза – это зеркало души. Вследствие чего процедуры омоложения периорбитальной зоны (устранение морщин, грыжевых мешков, отеков и темных кругов под глазами) наиболее востребованы среди пациентов салонов красоты, медицинских центров и клиник пластической хирургии.

Сегодня подобные чудеса возможны за счет использования плацентарных препаратов, которые тормозят процессы старения изнутри, нормализуя жизнедеятельность клеток. Фактически молодость кожи восстанавливается максимально естественным образом и поддерживается длительное время.

Именно такое действие оказывает японский препарат Curacen, он сочетает в себе низкомолекулярные регуляторные пептиды, активные факторы роста, гиалуроновую кислоту и аминокислоты. Помимо лифтинга и выравнивания рельефа кожи препарат борется за осветление пигментных пятен, и его можно использовать на подвижном веке. Благодаря мезотерапии Curacen лицо сияет, уходит тусклый цвет и синяки под глазами. Кожа приходит в то состояние, когда можно делать селфи без фильтра.

Инъекции выполняются сверхтонкими японскими наноиглами. В результате не остается синяков или заметных повреждений кожи. Небольшой отек сохраняется в течение нескольких часов, но вы выглядите естественно. А после того как состояние тканей нормализуется, вы видите в зеркале помолодевшее лицо и наполненную жизненными силами кожу и получаете гарантированный длительный омолаживающий эффект.

Интернет плотно вошел в нашу жизнь. И не только как средство развлечения, позволяющее играть в онлайн-игры, смотреть фильмы и скачивать музыку. Это серьезный инструмент, здорово облегчающий нашу жизнь. Через интернет мы узнаем о пробках на дорогах, нас информируют о погоде на ближайшие дни, о расписании транспорта, о концертах и прочих мероприятиях. Через интернет мы делаем покупки, оплачиваем коммунальные услуги и заказываем билеты. Удобной и незаменимой вещью является электронная почта, посредством которой мы можем оперативно общаться с людьми, находящимися в любой точке мира.

Одним из неотъемлемых частей интернета являются социальные сети. Огромное количество людей регистрируются в этих сетях, они активно общаются там, делятся ссылками на понравившиеся им ресурсы, интересными новостями, фотографиями с отдыха и прочей информацией, которая, по их мнению, интересна окружающим. Безусловно, это общение не заменит общения «живьем» и встреч в реальной жизни, а виртуальные друзья не заменят реальных. Тем не менее и я присутствую в соцсетях «В Контакте» и «Фейсбук», а также выкладываю фотографии с мероприятий моего продюсерского центра в Instagram. Когда я выкладываю фотоотчеты с различных ивентов типа международного детского вокального конкурса «Золотая нота», фестивалей, посвященных памяти Александра Барыкина и Александра Монина, гитарного фестиваля в Плесе или очередной пресс-конференции с приезжей знаменитостью, мне важно узнать мнение людей о данных мероприятиях. Люди не только пишут восторженные отзывы, но и частенько замечают прорехи в организации этих мероприятий, критикуют и дают дельные советы, как улучшить их проведение. Для меня это очень важно, ибо эти замечания позволяют двигаться вперед, делая мероприятия еще интереснее и ярче. Также социальные сети очень важны для информирования людей о том, что будет происходить в продюсерском центре в ближайшее время, – таким образом, они отлично выполняют функции афиши.

Есть еще одна немаловажная функция соцсетей, которая мне очень нравится. Я имею аккаунт в «Фейсбуке», и у меня порядка 5 тыс. подписчиков. Каждый вечер я захожу на свою страничку и с удовольствием просматриваю новостные ленты, в которых нахожу много интересного. Я закоренелый меломан, который всегда жаждет открыть для себя что-то новенькое в плане интересной музыки, но в меру своей занятости я не могу плотно заниматься поиском музыкальных новинок. А в новостных лентах постоянно появляются треки или ролики интересных коллективов. К моей величайшей радости, среди этих роликов попадаются и редкие архивные записи моих любимых групп, таких как Emerson, Lake & Palmer, Grand Funk и многих других. Просмотр этого материала доставляет истинное наслаждение и заряжает позитивной энергией. Периодически новостные ленты преподносят совершенно непредсказуемые и безумно приятные сюрпризы. К таковым относятся, например, потерянные и чудом откопанные моими подписчиками записи моей группы «Индекс» с вокалом Григория Лепса, сделанные в 1980-х годах и мною полностью позабытые, а также редкие записи рок-группы «Интеграл», в которой я в конце 1970-х годов начинал карьеру профессионального музыканта. Представляете, каково послушать этот материал, в записи которого я принимал участие несколько десятков лет назад! Это здорово бодрит и молодит, и ты понимаешь, что именно такие артефакты мотивируют тебя к новым творческим свершениям и различным организационным задумкам. Поэтому продолжаешь из вечера в вечер просматривать новостные ленты в надежде на то, что друзья очередной раз порадуют тебя чем-то необычным, уникальным и креативным. 

«Осторожнее с тем, что вы постите на Facebook. Что бы это ни было, это еще всплывет когда-нибудь в вашей жизни».

Барак Обама

Однажды несколько лет назад я проснулась знаменитой. То есть я и раньше не страдала от невнимания масс-медиа, будучи генеральным директором одной телекомпании. Но этот день был особо запоминающимся…

Накануне я покинула пост генерального директора и опрометчиво в одной из соцсетей попрощалась, возможно, с легкой ностальгией, с сотрудниками и партнерами. В подписчиках были только друзья, и я была абсолютно спокойна – меня поймут. Мое решение было взвешенным, и ничто не предвещало катастрофы.

Выспавшись наконец после безумного трафика телевидения, я радостно расправила плечи и включила мобильный и домашний телефоны. Автоответчики зашкаливали. То ли в этот день не было других «желтых» поводов для сплетен, то ли магнитные бури разбудили фантазии журналистов, но автоответчики были полны вопросов, домыслов и предложений дать пресс-конференции по поводу «что меня вынудило уйти». Затем начались звонки. Все попытки объясниться не находили отклика – хотелось «жареных фактов» и все! Фактов не было. И это раздражало звонящих. В интернете и прессе стали появляться фантастические комментарии и домыслы. Честно говоря, я просто офигела и… сбежала. Судя по откликам в прессе, «слегла с инфарктом». Действительно, в итоге через какое-то время слегла. Но, слава Богу, не с инфарктом, а с нервным расстройством от домыслов и внимания неугомонных «искателей правды». С тех пор я к той соцсети даже не прикасаюсь. А в довершение этой истории хочу поделиться другой – присланной мне недавно друзьями. Не знаю, кто автор. Но что-то поучительное, занимательное и заставляющее задуматься в ней есть…

Современную жизнь невозможно представить без интернета. Благодаря Всемирной паутине мы можем в ту же секунду узнать о событиях, происходящих на другом конце света, а благодаря многочисленным социальным сетям находить тех людей, с кем, казалось бы, давно потеряли связь, и поддерживать контакты со знакомыми из разных стран мира.

При этом я полагаю, что, открывая любимый браузер на своем гаджете, всегда стоит помнить о важном принципе: сохранять нравственное измерение не только в реальном, но и в виртуальном мире, а также помнить о своей ответственности за подрастающее поколение.

Появление интернета поставило перед всеми религиозными людьми сложную задачу: как оградить себя и своих детей от потока негативной информации, сцен насилия и многого другого? При этом всем понятно, что интернет сегодня – это рабочий инструмент для многих людей, существование без которого в современном мире уже немыслимо. Многие раввины думали, как решить эту задачу, не лишая вместе с тем себя возможности пользоваться интернетом. Поэтому, разумеется, лично я поддерживаю различные попытки введения цензуры в интернете. Но и к решению этой задачи стоит подходить с разных сторон: следует не навредить и не отсечь доступ к нужной информации, сохранить плюрализм мнений, доступ к иным точкам зрения. Интернет дает невероятные возможности, в том числе возможность быстро и качественно узнавать то, зачем раньше непременно надо было идти в библиотеку или даже ехать в другую страну. Для этого я предпочитаю ставить вопрос иначе: не «как оградить себя и своих детей от ненужной информации», а «как сделать, чтобы мы смогли почерпнуть больше нужного и полезного».

Заходя в интернет, а тем более в социальные сети, форумы и чаты – площадки, где каждый может открыто, анонимно или под псевдонимом публично высказать свое мнение, всегда стоит помнить об ответственности, которую мы несем за свои слова. Еврейские мудрецы учили быть осторожными со сказанным нами еще 2 тыс. лет назад. В Мишне – в собрании устного религиозного иудейского закона – сказано о том, что тот, кто публично унижает ближнего, удостоится очень серьезного наказания. Но оскорбление не является физическим действием – убийством или насилием, а многим может показаться, что это лишь выражение собственного мнения, тогда почему за него грозит столь страшная кара?

Трактуя слова наших мудрецов, можно вспомнить известную поговорку: «в здоровом теле – здоровый дух». Духовный и материальный миры едины, а каждый человек состоит из материального тела и Божественной души. И этот принцип можно применить ко всему современному обществу: наш общий дух будет здоров только в случае, если здорово тело – та материальная основа, существование без которой на Земле невозможно. Наше тело – это подарок Всевышнего, а наша задача – раскрыть в нем духовность. Именно поэтому еврейские мудрецы с такой строгостью относились к оскорблению, которое, по своей сути, означает отрицание Божественного начала в другом.

Подводя итоги, хочу напомнить читателям о небольшом правиле «самоконтроля» при использовании Всемирной сети, тогда мы научимся использовать интернет-технологии во благо, а не во вред. Для этого стоит придерживаться тех же принципов, что и в реальной жизни: уважать собеседника, не злословить, бороться со своими страстями и слабостями при поиске информации и случайном столкновении с опасными сайтами и, конечно, не забывать о реальной жизни, которая всегда останется ярче, насыщеннее и счастливее, чем по ту сторону монитора.

Идея создать качественную и надежную связь, которую сложно прослушать, возникла в 50-е годы ХХ века. Во времена холодной войны Министерство обороны США использовало проект для передачи данных на расстоянии без использования почты и телефона. Днем рождения интернета считается 29 октября 1969 года.

С изобретением e-mail количество желающих пообщаться в Сети стало расти в геометрической прогрессии. В настоящее время в мире насчитывается уже 3 млрд пользователей интернета.

У Всемирной паутины, Сети, матрицы, вездесущего интернета, компьютерного мозга есть многомиллиардная армия – это не монстры или роботы, это мы с вами – люди!

Вот и пришли времена, когда опять человечество должно выбирать, на какую сторону встать – добра или зла.

С одной стороны, интернет – порабощение сознания и воли. Люди сутками сидят у экрана, у монитора компьютера или у планшетника и погружаются в эту реальность. Развиваются виртуальные романы, виртуальные трагедии, виртуальные конфликты. Мы погружаемся в королевство кривых зеркал.

А с другой стороны, интернет может быть прекрасным источником знаний, расширением границ мира, помогает изведать неизведанное, в конце концов, это просто возможность перемещаться за секунды куда захочешь, узнать все, о чем пожелаешь. Интернет – способ общения с людьми, которые интересны, способ высказать что-то, быть услышанным, получить ответ.

В активных дискуссиях в социальных сетях есть место и раздражению, и взаимным обидам, и насмешкам… Но интернет ли всему виной?

Или интернет стал нашим зеркалом без фильтров, дорогих одежд, машин, накладных волос и тюнинга от психолога? Думаю, что никаких специальных интернет-грехов не существует. И за тысячи лет новых грехов не появилось, в нашем сердце гнездятся все те же старые гордость, нелюбовь, леность, похоть, трусость, маловерие… Просто в разные времена они носят разные одежды. Во времена интернета – одежды в том числе сетевые.

Придумал себе любой образ в интернете – и за этой личиной пошел на обширное поле общения в Сети. Интернет ли виноват, что из нас начинает переть наша суть?

Спешим перепостить чей-то гневный призыв к «дружбе против кого-то», или кого-то забанить, или пишем под чьим-то постом презрительный комментарий, иногда не вчитавшись в суть вопроса, – это оно, осуждение. Пишем пост с жалобой на жизнь, ждем, чтобы нас пожалели сотни френдов, – а в основе все те же знакомые: уныние. Сто раз давали себе зарок, но так и тянемся поглазеть в сомнительного содержания сайт. Вот уже и похоть. Вместо того чтобы заняться делом, зависаем в соцсетях, ставим бесконечные лайки, участвуем в зачастую совсем нам не нужных дискуссиях, перебираем сотни фоток. Это она – наша лень-матушка!

Интернет-грех как-то более пакостен потому, что совершается легче, чем грех в реальности, ты же не делаешь это все глаза в глаза, за руку никто не поймает, не остановит. Так, может, именно интернет помогает нам высветить наши внутренние грешки, сделать их прозрачнее для нас же. Так вот с чем нужно вести борьбу. Прежде всего с тем, что живет у нас внутри и только при помощи Сети вылезает наружу. Может, именно в виртуальном мире мы честнее?

Это совсем не обязательно только негатив. Сама по себе область соцсетей – обычная часть человеческой жизни, ничего плохого в ней нет. Есть риск согрешить в интернете? Так он вообще в жизни есть. Но неужели мы не сможем, меняя себя, увидев свое отображение в интернете, исправлять не только свою действительность, но и правильно использовать такой дар человечества, как матрица знаний и информации. Так ведь можно зайти совсем далеко: обругать волшебную палочку, золотую рыбку, сапоги-скороходы, ковер-самолет, скатерть-самобранку. А ведь это наши мечты: умение перемещаться в пространстве, общаться друг с другом на всех языках, делиться знаниями, событиями, давать себе возможность попробовать многое, сделать свою жизнь еще богаче, разнообразнее…

Лично я рада своему умению пользоваться интернетом. Мы часто расстаемся с мужем в связи с его работой и моей страстью к путешествиям. И возможность связаться друг с другом в любую минуту не делает наши расставания болезненными. Как-то мы даже шашлыки делали по компьютеру. Как? Да просто – Олег творил мясное блюдо у нас дома, я была в Италии с детьми. Но никакое расстояние не помешало нам участвовать в семейном пикнике. Поставили рядом компьютер, связались по скоростному интернету по Skype и были вместе. Видели друг друга, шутили, Олег готовил баранину, а мы – равиоли. Муж пил красное вино, а мы – компот из персиков. Конечно, пришлось справиться с обильным выделением слюны от вида дымка от костра, но это самое меньшее из зол.

Честно, есть небольшая зависимость от киношек, книжек online, лазаньи по всему миру, от поболтушек с подружками из разных стран, но я не заменяю настоящую жизнь компьютерной. Раньше мое длительное отсутствие определяло, взяла ли я большую косметичку и чемодан, а теперь определяет, взяла ли я свои гаджеты. Если сейчас встанет вопрос выбора между моим компьютером и высвобождением времени без него, скажу честно – к такому выбору я пока не готова.

Другое дело испытание интернетом наших детей. Их несформировавшаяся психика, ум, эмоции. Вот где идет настоящая битва за контроль и управление над несозревшим сознанием и нежными душами наших детей. Нашлись деятели, которые с помощью интернет-зависимости растят целую армию легкоуправляемых, не совсем здоровых человекоподобных роботов, чтобы использовать их для своих корыстных целей. Не поверите, вот прямо в эту самую секунду, когда я приступила к написанию этой части моей статьи, ко мне пришло сообщение: «Берегите своих детей от социальных сетей!» Дальше следует повествование из одного блога: «Как стать феей огня в домашних условиях». С приложенной живо написанной инструкцией: «В полночь, когда все лягут (родители)…» – и дальше, не хочу это рекламировать… вот дряни из рода человеческого (извините за негодование)… – «включи газ и превращайся в огненную фею». Перед этим, конечно, сказочная история. Вы скажете: «Моя дочь никогда не клюнет на такую глупость». Да, и это счастье, потому что она не одинока, ваша дочь, потому что вы много времени проводите с ней за разговорами и интересными совместными мероприятиями. А сколько таких гаджетообразованных брошенок из-за вашей занятости? Они и льнут к чужому дяде-извращенцу в Сети, а может, это и еще хуже – грамотно продуманный чат психологов-уродов.

У интернета есть две стороны медали: сильное искушение или инструмент возможностей. Выбирать только нам самим. Если мы сами не сможем справиться с искушениями, в которые нас вовлекает интернет, какой пример мы покажем нашим детям? Все тайное становится явным! Поступки – это прежде всего наша энергия, которой мы озаряем наш путь и путь наших близких. Мы можем скрыть мыслишки и делишки, но никогда – свет своей души.

 

С уважением, Муравьева-Газманова Марина

 

Его ироничные и заразительные песни звучат из всех динамиков России, женская половина страны сходит с ума от его спортивной фигуры, а мужчины завидуют чувству юмора и харизме артиста. Стас Костюшкин – основатель проекта A-Dessa, бывший участник группы «Чай вдвоем» – рассказал о своих детских мечтах, смене имиджа и страсти к пончикам. Несмотря на разнообразные увлечения и напряженный график, главное место в жизни Стаса занимает семья – супруга Юлия и сыновья.

 

Беседовала Анастасия Бойко

 

– Стас, у вас очень интересная история семьи: отец – музыкант, мама – манекенщица, дядя был архитектором, а дедушка – военным журналистом. О чем вы мечтали детстве? Какую профессию хотели для вас родители?

– Я был не из тех детей, кто мечтал стать космонавтом, милиционером или пожарным. Я всегда мечтал быть вагоновожатым и водить трамвай. (Улыбается.) Такие мечты у меня появились, когда в Ленинграде зимой я заходил в трамвай, они тогда не отапливались, и на месте, где сидел вагоновожатый, всегда было тепло, рядом стояла чашка чая, там было уютно, и мне казалось, что эта профессия очень душевная. Позже, конечно, часто мечтал, что буду известным артистом. Отец и мама всегда находились в артистической среде, и мне тоже хотелось попробовать себя на этом поприще.

– Благодаря отцу вы начали заниматься музыкой? Я знаю, что вы закончили музыкальное училище и консерваторию.

– В детстве родители отдали меня в музыкальную школу на фортепьяно. Там среди других дисциплин был хор, который я всегда успешно прогуливал. (Улыбается.) Уже потом из-за прогулов мне не хотели ставить отметки, и под угрозой отчисления я стал посещать эти занятия. Через какое-то время ко мне подошел хормейстер, похвалил мой голос и предложил пойти в солисты. Тогда быть солистом считалось большим достижением. Мне начало это нравиться, потому что я чувствовал, что нужен там. В подростковом возрасте появилось еще одно увлечение – «Театр вокруг рояля», где дети не только пели и исполняли роли, но и сами писали музыку, делали спектакли. Я страшно увлекся театром и был в восторге от того, что весь субботний день проводил там, репетиции шли до 10 вечера, а это казалось очень по-взрослому. Иногда у нас были чайные посиделки, и это было невероятно! Я и по сей день благодарен художественному руководителю за мое яркое и интересное детство.

– То есть вы получили классическое музыкальное образование? Почему позже сменили вектор в сторону эстрады?

– После школы я хотел поступать в театральный институт, но встретил свою подругу из театра, которая сказала, что с моим голосом мне нужно идти в консерваторию. Я задумался. Мне было 16 лет, и для консерватории я, конечно, был еще мал, мне посоветовали музыкальное училище Римского-Корсакова. Там я учился на одном вокальном курсе с сегодняшней мировой звездой Анной Нетребко. Поэтому образование действительно у меня классическое. Что касается эстрады, то этим я начал заниматься позже. Даже на сегодняшний день мне легче дается классическое пение. Эстрадное исполнение – это другая школа, в основном эстрадные певцы – тенора, с высокими голосами, это пользуется большой популярностью. У меня баритональный бас, поэтому мне с ним тяжело в эстраде, но у нас все получается.

– Как получилось, что вы увлеклись эстрадным пением?

– Я всегда сильно увлекался эстрадой, даже больше, чем оперой. Наверное, потому что академическое искусство слишком консервативно, мне хотелось чего-то более свободного. По сей день я все равно занимаюсь с академическим преподавателем, и даже она говорит, что я не смог бы петь оперу именно из-за внутреннего ощущения несоответствия. Даже в студенческие времена все перед экзаменами слушали Паваротти, Доминго, а я слушал Богдана Титомира. (Смеется.) Мне хотелось чего-то другого, а сегодня я, наоборот, чаще слушаю оперных исполнителей, нежели эстрадных. Скорее всего, дело в моей музыкальной полигамности, мне хочется все попробовать.

– Есть информация, что группу «Чай вдвоем» вы создали, чтобы доказать первой супруге свою перспективность. Это так?

– Да, так и есть. У меня была большая любовь, которая закончилась, а коллектив стал неплохо функционировать: тогда мы уже много выступали, пели с Лаймой, нас показывали по телевизору, в принципе тогда мы уже зарабатывали первые неплохие деньги. На тот момент мне действительно нужно было доказать девушке свою перспективность. Кстати, для Дениса, как мы потом выяснили, это тоже было необходимо, чтобы доказать недоброжелателям, что он многое может. Поэтому мотивация первоначально была такова. Тогда не было цели заработать кучу денег, построить дачу, купить «Мерседес», все было проще и, может быть, прозаичнее.

– Скорее даже романтичнее. Со времен группы «Чай вдвоем» до сегодняшних дней ваш образ трансформировался от романтика к сердцееду и мачо. Как это произошло? Какой имидж вам ближе?

– Проект A-Dessa сделан исходя из всех плюсов и минусов группы «Чай вдвоем». И мне, конечно же, сегодняшний образ ближе и удобнее. Он более разнообразный, также можно позволить себе и лирику, и ироничные песни, которых сейчас больше. Пока происходит момент становления, но дальше все равно будет лирика. «Чай вдвоем» был создан, когда Денису было 19, мне 23, и через 20 лет нужно было придумать что-то серьезное, я предложил смену амплуа, но все посчитали, что все нужно оставить как есть. Однако существует закон маркетинга: любой проект, любая схема должна меняться, если не каждые десять лет, то хотя бы каждые двадцать. Тогда была песня «Фая, нет вай-фая», но Денис всегда достаточно ревностно относился к написанию музыки, он не воспринимал, если кто-то пишет музыку за него. И то, что я предложил, он воспринял с небольшим энтузиазмом. Я чувствовал, что публике это надоело и надо придумать что-то новое и интересное. Тогда я понял, что дерево под названием «Чай вдвоем» – вековой дуб, он будет плодоносить, но расти он уже никогда не будет. А без роста тяжело существовать дальше. Поэтому я пошел своим путем, Денис – своим или остался там же.

– На какую аудиторию вы рассчитываете, когда выпускаете свои хиты?

– У меня аудитория очень широкая. Когда мы общались с Михаилом Шуфутинским, он, живя в Америке, сказал очень интересную вещь: если дети просят у родителей билет на современного исполнителя, то они, скорее всего, откажут, потому что уже вложили деньги в Элтона Джона, на которого пойдут всей семьей и круто проведут время все вместе. Михаил сказал, что, если мы достигнем этого уровня, то попадем прямо в точку. И мне кажется, я на сегодняшний день на пути к этой истории – на наш концерт можно прийти всей семьей и кайфануть. Папы в основном любят «Женщина, я не танцую», молодежь – другие ироничные песни. Сейчас стало очень много эпичных, фундаментальных песен с каким-то серьезным месседжем, и получается, что, находясь на концерте, ты находишься в состоянии какого-то назидания. Иногда это нужно, но этого стало слишком много. Мы работаем в забытом, но любимом всеми жанре легкой популярной музыки.

– Сейчас вы ведете шоу «Очень караочен» на музыкальном канале в довольно необычном формате – караоке за рулем. Как пришла идея создания такого проекта?

– Этот проект мне предложил канал «Муз-ТВ», название из моей песни «Очень караочен». Это популярный и набирающий оборот формат американской передачи. Первоначально мы делали этот проект как новогодний, состоящий из нескольких передач. Никто не ожидал, что он наберет такие обороты и что его будут так смотреть. Самое смешное, что сейчас требуют продолжения этой истории. Я выступаю здесь как приглашенный ведущий. И честно скажу, когда снимали в первый раз, я не получил удовольствия, потому что не знал текстов многих современных песен, знал мелодию и исполнителя, а со словами было тяжело. А потом я начал серьезно готовиться, и уже под конец кайфанул от этой передачи. Еще интересно, что обычно такие программы снимаются на специальных автомобилях, где ведущему не нужно вести машину. У меня же проблема в том, что я должен был реально вести автомобиль. Лобовое стекло обвешано камерами, и через амбразуру я пытался подглядеть, чтобы никого не сбить. А нужно было еще вести диалог, задавать вопросы и петь. Первую передачу мы снимали пять часов, у меня тогда закипела голова. Я даже хотел отказаться, но мы все-таки доделали эту программу, и удивительно, что потом я кайфанул от нее. Я в восторге от того, что она вошла в топ-3 передач «Муз-ТВ».

– Я знаю, что вы также развиваете сеть пончиковых. С чем связано такое увлечение?

– В первую очередь это связано с тем, что в какой-то момент появились свободные деньги и захотелось сделать такой бизнес, который будет приносить доход вне зависимости от моего участия. Уже сейчас я понимаю, что такого дела не существует. Если ты не участвуешь в бизнесе, то он не приносит доход. Мы сделали несколько точек, начали что-то зарабатывать, но все фастфудовские истории, что бы вам ни говорили, – это вовсе не easy money, это очень сложно, там огромное количество подводных камней. На счет фастфуд-истории нужно тысячу раз подумать. Хотя, казалось бы, что здесь такого – выпекаешь и продаешь. Но это не так, там огромное количество сложностей, и их намного больше, чем заработка. Но мы все равно существуем, у нас стоят две точки, и я подумываю о развитии. Начинать такой бизнес можно только при наличии ежегодного административного ресурса. Если такого ресурса нет, но ты просто умеешь хорошо выпекать, то будет очень тяжело. Когда я вижу, как люди поедают пончики на ВДНХ, но не мои, у меня сердце кровью обливается от зависти. (Смеется.)

– Но почему именно выпечка?

– История с пончиками у меня с детства. Мы с другом Борей очень любили их, в Питере они называются пышками. Родители были не слишком богаты и на выходные мне давали 20 копеек – это билет в кино и ужасного вкуса мороженое. У Бори был склад ума более продвинутый, и мы придумали схему: я с жалостливым видом подходил к прохожим и просил разменять 20 копеек, чтобы позвонить родителям из таксофона, тогда это стоило 2 копейки. И вот я со слезами на глазах прошу помочь прохожих – конечно же, сердобольные люди никогда не меняли, а просто добавляли 2 копейки. Таким образом я зарабатывал рубль в день. На эти деньги мы пили чай с пышками, а потом шли в кино. И недавно, когда мы с другом стали думать, что нам затеять, пришла такая идея – сделать то, на чем мы заработали первые деньги. Кроме того, мы делаем пончики не из смеси, мы заморочились и нашли кондитера, который научил готовить настоящее тесто. И наши пышки очень любят, потому что они настоящие и невероятного качества. Я думаю, нам удастся довести проект до ума. Но сложно усидеть на двух стульях, и пока я занимаюсь A-Dessa, тяжело заниматься чем-то еще. Но группа хорошо развивается, поэтому появилась возможность делать что-то другое.

– В социальных сетях вы часто выкладываете фото с тренировок. Как много времени вы тратите на создание идеальной фигуры? Каким спортом занимаетесь?

– Я занимаюсь body-fit, сейчас осваиваю рукопашный бой, у меня есть неплохая школа дзюдо. Времени на это, конечно, катастрофически не хватает. Но спортом я занимаюсь каждый день, мое утро начинается с ходьбы на дорожке, и в этот же день я тренируюсь. Мне необходимо это прежде всего для поддержания физической формы и еще по нескольким аспектам: зритель привык меня видеть таким, и я не могу меняться, к тому же вся программа коллектива A-Dessa физически очень тяжелая. Люди, которые бывали на наших концертах, не понимают, как мы все это выдерживаем. Я всегда считал, что у артиста должен быть такой уровень, чтобы зритель понимал, что он такое сделать не может. Для этого необходимы и вокальные данные, и физическая форма.

– Ваша супруга Юлия в интервью говорила, что она не ревнивая и с мудростью относится к вашим поклонницам. Это так? Вы не возразите этому?

– Она спокойно относится к тем поклонницам, которые меня любят, но если кто-то относится с негативом в мою сторону, то они будут разбиты в пух и прах. И те люди, которые пребывают на моей страничке в Instagram, знают, что за этим чудным личиком скрывается очень серьезный воин и трогать его нежелательно. Молчать этот человек точно не будет.

– Какие качества вы цените в женщинах? Чем вас привлекла Юлия?

– Вообще, как и в любом человеке, мне ценно разнообразие и даже непостоянство. Я не люблю скучных, однообразных людей, которые рисуют жизнь только двумя красками. Люблю людей, которые интересны и могут меняться, Юля как раз такой человек. Она может быть разной, и общение с ней очень интересно. Тут нет нудятины по жизни, здесь постоянно будет что-то интересное, и мне это очень нравится. Есть фраза, которую сказал Паоло Коэльо: как только ты находишь причину, по которой ты любишь человека, – это сразу исчезает, потому что по-настоящему человек любит, не понимая за что. Вот иногда я люблю Юлю за то, что ее ненавижу.

– Судя по фото в Instagram, вы много времени проводите с сыновьями. Расскажите, какие качества стараетесь им привить?

– Так как у меня мужики, хочется привить им благоразумие, спокойствие и мужество. Это основные качества, которые необходимы мужчине. Еще стараюсь научить анализировать жизненные ситуации – это необходимо. И все это я не навязываю, я считаю, что главное для детей – это пример родителей. Я очень многому научился у мамы, отца, дедушки. Я всегда хотел быть похожим на дедушку Аркадия, который вставал в шесть утра и работал весь день. Он пахал, потому что надо было содержать семью. Надо было нас поднимать и самим держаться. Я понимал, что нужно быть таким. Я видел, что, когда кого-то обижали, дедушка брал в руки лопату и объяснял человеку, что так делать не надо. (Смеется.) Конечно, не всегда силой. Я видел проявление невероятной мужественности. Мама меня всегда учила, что нужно сделать все, чтобы твоя семья никогда ни в чем не нуждалась. Это было привито с детства, и я также прививаю это своим детям. У мужчины основная задача – чтобы семья была защищена и прокормлена. Поэтому наши дети занимаются спортом. Богдан очень похож на меня в детстве, но ему в этом отношении повезло чуть больше, чем мне. Стараемся исключить мягкотелость, сомнения, потому что ему всегда очень сложно выбрать. Поэтому мы видим, как он с каждым днем превращается во взрослого человека.

– В преддверии 23 февраля расскажите, какому подарку в этот день вы будете всегда рады?

– Я всегда рад любому спортивному подарку: носкам, трусам и майкам. (Смеется.) Вот если хотите мне угодить, подарите мне кроссовки! И близкие это знают. Что-то для спорта, наушники или гаджеты. Я безумно люблю технику, но, как правило, у меня это есть.